Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

(no subject)

В России мнение гостя не важно. Куда важнее закрепиться в его памяти. Чтобы он вовек не забыл путешествие. Чтобы вскидывался по ночам с криком «воды!». Чтобы в родную дверь не пролез. И если он уезжает домой не на носилках, значит, гостеприимство было недостаточно русским.

Так вот, дорогой Ростов! Я никогда тебя не забуду!
Я долго летел туда, не выспался, но организатор Иван Владимирович сказал:
- Ты слишком устал, чтобы спать. (Авторская логика сохранена).
И повёз меня на массаж.
Мои трусы в тот день не позволяли массаж. Это какой-то заговор: надев дырявые и страшные панталоны, ты непременно попадёшь в баню, на пляж, на подиум. Надев же плавки, перерезающие тебя пополам, погибнешь не оценённым.
Иван Владимирович спросил:
– Тебе вообще делали массаж?
Разумеется, делали. Жена спину чесала на двухлетие свадьбы. И по голове гладила однажды, после удара по ней же.

В массажном салоне мягкий свет, музыка, занавески. Настоящий иранский бордель. (Я посещал иранские бордели много раз, мысленно, в восьмом классе.)
Массажист Серёжа завёл в кабинет, сказал деликатно:
- Сейчас я выйду. Когда будете готовы, приоткройте дверь, и я вернусь. И, если хотите, можете надеть наши трусы.
И вышел. И слово «дефлорация» тактично не сказал.

Collapse )

НЕМНОГО УСАДЕБНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

Роясь в бумагах, Лара нашла документы на баню. Оказалось, я женат на помещице. Я мог бы прыгать из парилки в пруд и удивлять коров своими плавными обводами. Но моюсь в ванной, как Шариков.
Лара говорит, там нет коров. В семидесяти километрах от города выживают только зайцы. Но где для Лары конец вселенной, для меня родовое гнездо и сердцу милый уголок.

В ближайшую же пятницу мы поехали наслаждаться дачей. Стоя в пробке с другими помещиками, я жалел горожан, которым недоступны росы, соловьи и сметана жирностью 300 %. Им не дано шлёпать селянку Лену по тому, что она сама в себе считает спинкой. Им не гулять в трусах, не ведая стыда. И конечно, яблоки из магазина ничего не скажут о рае и пороке.

В детстве на дачу ходил жёлтый автобус, весь в лунной пыли. Из-за малого роста я видел только чьи-то огромные сиськи. Теперь как царь, в собственном ситроене, на двоих четыре сиськи, еду.

Лара предупреждала, баня маленькая и заброшенная. Я думал она очерняет потому что не хочет копать корнеплоды. Оказалось, даже приукрасила. Зайцы спёрли окна, двери, мебель, дрова и электрический кабель. Остался только свежий воздух, источник страшного аппетита.

Вопреки всем этим нюансам, родовое имение мне очень понравилось.
Я отправил Лару нюхать цветы, сам стал рыть канаву для нового электрического кабеля. Траншея намечалась просторная, светлая, сорок метров на полтора. Немного насторожила трава. Она не косилась, почти не копалась и лишь с трудом рубилась. В интернете есть уроки от мастеров лопаты. Приёмы, подсечки, работа с центром тяжести и энергией ци. Но вся совокупная мудрость ютуба ничто против этих жёлтых цветочков. Вместо рытья получалась эпиляция. Я пережил отрицание, гнев, торг, депрессию и принятие. Я прыгал по лезвию всем туловищем. Чтобы вскрыть квадратик дёрна нужно тридцать прыжков. Площадь канавы 960 квадратиков. (Землеройные работы стимулируют устный счёт). Всё перемножаем, получаем 28 800 прыжков. Втрое больше, чем подпрыгнуто мной с рождения по этот трагический день. А ведь ещё надо вглубь! Если Дед Мороз не подарит экскаватор, как обещал в 1973-м, подключение электричества отложится до образования оврага по воле Господа в нужном направлении вследствие эрозии.

Три дня я долбил бронированную целину. И в целом, дачу расхотел. Банная паранойя заземлилась, как молния в июле. Человеку не пристало драться с улитками за три унылых огурца. Я удалил ссылки на продавцов рассады. Отменил заказ на газонокосилку. И уничтожил расчёты насоса с гидрофором. Я вернулся к детям. (Младшая курит, старшая собирается за границу, где точно выйдет замуж и пришлёт однажды фото незнакомых детей). Снова заинтересовался работой, на которой меня ценят и доверяют нырять в говно, что не всегда метафора.

Лара купила по инерции цветы для палисада. Сказала, ничего, будем растить их на балконе, раз с дачей не вышло. И хрюкнула печально. Разум как бы победил. Но в пятницу в каждом нашем зрачке загорелось по домику. И мы снова въехали в пробку. Там копать-то осталось тридцать восемь метров. Если эта канава ведёт в рай, в ней не жалко сдохнуть. Архетип большой лопаты сильней нас. Его ни объяснить, ни вылечить невозможно.

Про Шиллера и Мюллера.

Немецкая порнография невинна, как инструкция к шуруповёрту. «Вставьте шпиндель в посадочное гнездо и слегка надавите. Выполните пробное сверление». Ни порока, ни волнения. Зато сколько страсти в немецких артиклях! Женщина Лена плакала, уча их. Говорила что она приличная и с ней раньше так не поступали. Артикли, считает Лена, и есть настоящая немецкая порнография. А голые на видео – это их жизнь.

Между приступами отчаяния Лена придумала модель бизнеса. Очень просто, для домохозяек. Знание алгебры не требуется. Прибыль 100 %, надёжность 100 %, всё по сто %. Никаких побочных затрат, кроме позора на весь мир. Нужно снять хорошее жильё и сдавать немцам посуточно. Есть специальный сайт, на немецком. Там сидят Густавы и Фердинанды. В соответствии с народными традициями, пишут друг на друга отзывы. Пятнышко на чашке может стать кляксой в биографии.
Лена села регистрироваться. С утра, не тратя сил на макияж. В дырявой ночнушке, нечёсаная, зато со свежим мозгом. Закончить планировала к ужину, поскольку реалистка. Лена назвалась Гертрудой, уменьшила возраст, но пол указала честно. Сайт что-то заподозрил. Начался допрос. Сайт задавал хитрые вопросы: умеет ли Лена править колесницей, её любимые психические расстройства, куда уходит детство и что такое сингулярность. И потом вдруг, в лоб, какого она роста. Лена вкладывала во враньё всю душу. Сочинила трёх мужей и принадлежность к секте альбигойцев.

Сайт требовал доказать, что Лена – не робот. В ответ она показала грудь. Сайт предложил снять об этом видео. Регистрируемая сказала «дулю тебе» и спрятала грудь. Из электроники Лена доверяла только своему телефону, носила его в таких местах как задний карман и передний карман. Но, сама собой включилась камера. Лена поздоровалась, сказала что хочет кофе и передала привет разработчикам. В конце сказала «бе-бе-бе». Просматривать не стала. Всё равно никто не увидит. В конце она выложила фото квартиры, виды из окна и фото Джулии Робертс как своё. Управилась за шесть часов.

Вскоре Гельмуты и Фердинанды завалили Лену приветами. Задавали вопросы, присылали смайлики. Настоящие инетллигенты. Вообще, интернет прекрасное решение для риэлторов-интровертов. Раньше они просто умирали с голоду. Сейчас лишь проституция и грабёж требуют ещё личных встреч. Для остальных видов бизнеса не обязательно покидать пижаму.

Первыми арендовали квартиру Жан и Француа. Сломали диван, всё закапали свечами. Потом две недели жил Николай Иванович. Он разбил люстру и оставил вагон бутылок. За ним вселился бельгиец с чёрной женщиной. Лена поняла, мир полон лжи. Люди только притворяются немцами, а на деле сплошные Гертруды и Анжелины. А ведь всего сто лет назад по земле ходили стада немцев.
Наконец, прибыла фрау Хитлер из Дрездена. Поморщилась на ручку двери. Затребовала мусорное мини-ведро для ванной, дуршлаги трёх размеров, подставку для яиц, ручную кофемолку, две креманки и настольную лампу мощностью 500 люменов. Прощаясь, фрау Хитлер обещала не писать плохого отзыва. Потому что сама Лена ей нравится. Особенно то видео в ночнушке, зависть всего сайта. Это так мило, так по-немецки. Фрау Хитлер смеялась как ненормальная.

Лена не знала, что личные страницы доступны всем. Простоволосая, босая, бросилась она на сайт. Увидела себя в дырявой рубахе, нечёсаную, с сисей. Внизу десять тысяч лайков. В комментариях поножовщина. Женщины требуют забанить выскочку, мужчины видят в ней жертву безжалостного прогресса.
Так в список запретных бизнесов Лены (рабы, оружие) добавилась видеоиндустрия. Девушка удалила аккаунт, от квартиры отказалась. Доходы пустила на пирожнотерапию. Сейчас работает простым симпатичным бухгалтером. Ходит к бардам, терпит страшные песни. Люблю её как человека и вообще.

ГАЗ-52 как средство совращения.

hnsxUCFNDb8

Подумав хорошенько, я решил соблазнить Юлю. Я был готов даже жениться, если ситуация выйдет из-под контроля. Юля не была сиротой. Но все её братья, мать и прочие минусы меркли в сравнении с бабушкой. Сколько раз я вскидывался по ночам с криком "ах, зачем ты не внучка дракона!" Уж с драконом бы я подружился.
Мы были молоды. Я представился гитарным педагогом. Юлин диван прекрасно подходил для саморазвития. Бабушка обещала не мешать. Выходя, она сама закрывала дверь. Но тут же врывалась с каким-нибудь срочным делом. Поливала цветы, спрашивала какое число, просила завязать передник или прочитать "бензоат натрия", написанный слишком мелко для старого человека. Я не мог нащупать границы Юлиных музыкальных способностей в этой атмосфере травли и недоверия. Приходилось снова возвращаться к основам апликатуры. Мы давно сыграли бы полонез или даже польку, будь у нас немножко хлороформа. По бдительности, бабушка превосходила многих пограничных собак. Она хотела протащить на диван своего фаворита, руководителя кредитного отдела Василия. Именно в его потных ладонях, с одобрения семьи, должна была утратить Юля свою наивность в вопросах музыки. После меня же Бабушка пылесосила диван, собирая молекулы распада и деградации. Я был в тот год водителем грузовика.

Collapse )

Письма с пляжа.

Маша пишет из Севастополя:
“Подошёл Валера Кременчугский. Моя манера спать на солнце показалась ему божественной. Обещал ждать вечно, тут же, прямо возле раздевалки. Не смогла отговорить. К пятнице из него выйдет прекрасный хамон.”

Валеру жаль, но не очень. Во-первых, он прёт без очереди. Во-вторых, в Крыму можно страдать годами. Давиться персиками, плавать в шторм, загорать без крема и какие там ещё существуют способы грустить. Можно смотреть на купальщиц с такой горькой усмешкой, что однажды они сами прыгнут.

Попробовал бы он любить в Сестрорецке, где мелко, грязно, воняет тиной и всякую минуту возможен снег. Здесь курортники, поскольку времени в обрез, все нудисты. Их отчаянные сиськи, впрочем, создают на миг иллюзию пляжа.

Бекназаров познал суровую балтийскую любовь и с тех пор вздрагивает при имени Тамара. Она была поэтессой из Выборга. Приходила с утра и долго, долго сидела в его номере. Даже карбофос не мог на неё повлиять. У Тамары был свой номер, но жизнь вне Бекназарова не имела смысла.

В том же номере жил мужской бард Серёжа, человек спокойный и целомудренный. Измученный Тамарой, он пошёл на дерзость.
Услышав однажды стук в дверь, он сказал:
- Тамара пришла.
Тут же встал, снял брюки, трусы и остальное. Открыл дверь и произнёс:
- Здравствуй, Тамара.
Она ответила:
- Мужики, у вас есть чего выпить?
Рассвет, меж тем, только занимался. Тамара обогнула Серёжу, прошла и села ждать угощения.

Многие мужчины верят что могут вызвать обморок простым сниманием штанов. Лучше бы восторг, конечно, но и обморок сгодится. А тут - вообще ничего. Сергея даже не заметили.
В тот день он перестал писать иронические песни. Что-то в нём надломилось.

Дорогой Валера из Кременчуга! Надень, пожалуйста, панаму и держись. У тебя полно времени. Не отходя от раздевалки ты можешь написать книгу или изобрести полезный космолёт на дровах. В схожих обстоятельствах я учил ходить медведя по бревну, очень успешно.


Collapse )

Все женщины делают это.

Романтический идеал мужчины - это август, сеновал и «мисс Алабама». Каждый мечтает познакомиться с красивой женщиной, чтобы извалять её в пырее, клевере и в прочем гербарии. И украсить ей волосы соломой. Так велят нам мужские представления о нежности. Закончив цикл ухаживаний, мужчина теряет способность мечтать до следующего гормонального всплеска.

Эротические фантазии женщин, вы удивитесь, вообще не связаны с сеновалом. Женщины не любят, когда их толкут в тёмном амбаре, где пыль и насекомые. К тому же, девичья голова на сеновале фатально принимает форму сеновала. Это удивительный и гадкий феномен.

Зато, они с радостью посещают квартиры холостяков. Особенно те, где порядок и простор. Не затем, чтобы выжить зайчика из избушки. Всякое бывает, но чаще за другим. Ими движет романтический интерес к мужским рубашкам. Таковую следует надеть поверх трусов и сверкать туда-сюда. Это старинная эротическая традиция. Нет лучшего подарка для дикого мужчины, чем скакать в его сорочке по его жилищу.
Collapse )

Я куплю тебе новые сиськи.

Ляля знает сто один способ выдавить из отца лошадку, матрёшку. Хотя бы мороженого, потому что отец жмот. И это не считая раскалённых щипцов и ударов сандаликом в голень. Поэтому вчера я пообещал ей сиськи.

Ляля говорит продавщице:
- Я папе скажу, он мне такие же купит, огромные.
И показала руками пару дирижаблей. Ляле намекнули, приличные девочки так не говорят. Даже если что-то выглядит как вымя кашалота, всё равно надо вежливо, «товарищ грудь».
Но Ляля чувствует язык. После третьего размера красота плевать хотела на мораль. Поэтому мы купим сиськи, а вы как хотите.

Ещё у Ляли есть друг, Эрик. Он ухаживает за женщинами как мужчина-идиот. Подарил самосвал и стукнул мячом. Самосвал мы вернули. За мяч наорали на руководство сада. Велели передать наше мнение папе жениха.

Наутро Эрик пришёл накрахмаленый, в галстуке. Шевелил губами, повторял текст. Ляля рассказывает:
- Эрик сказал «я тебя обожаю». Дала ему лопатой по губам, чтоб не говорил гадости.
Вот так, в пять лет парень узнал почти всё про любовь.

И вся в мать. У Люси тоже характер гадкий. На экзамене в ГАИ инструктор бросил в Люсю права и ушёл. Понимете, свои права бросил.

Я вот думаю, может купить Люсе новые сиськи и помириться? А то разводимся, на кого я орать буду?