Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

(no subject)

 

 

Самое трудное в экскурсии – объяснить, почему ты её не хочешь. Первые три тысячи экскурсий как-то ещё нравятся. Потом башни и красавицы сливаются в одну историю о том, как она ему не дала.
В начале экскурсии очень удобно иметь сломаную ногу. Мы даже хотели завести съёмный гипс.
- Я бы с радостью, но вы же видите – можно сказать, размахивая переломом.

Мы пошли в башню, где жила красавица.
В Германии за каждым углом есть пустая башня из-под красавицы. В средние века целая их банда опутала страну. Путник вынужден был решать шарады, вычерпывать озёра и убивать какое-нибудь животное. За всё это полагался поцелуй. Так себе расценки. Я крайне благодарен резиновым японским женщинам, обрушившим этот пузырь на рынке поцелуев.

Мы пёрлись по лесу, потом в гору, потом на башню. Экскурсовод Женя рассказал предание:
Однажды в башню пришёл мужчина. Красавица предложила выбрать: деньги - или чудесный тюльпан? Путник выбрал деньги. Хозяйка проводила гостя до дверей и на прощание сказала, что тот глубоко ошибся, надо было выбрать тюльпан.
Женя замолчал потому что история закончилась.
Я спросил деликатно: Ну и чо?
Женя ответил, если бы в экскурсии участвовали женщины, я бы сейчас подавился своим вопросом. Немного подумав, он признал, что и сам бы выбрал деньги.
Тут уж все согласились – лезть на такую высоту ради тюльпана может только идиот. То ли дело мы, пришедшие сюда, потому что вход бесплатный.

У нас в Латвии тоже была одна красавица. Она сидела на болоте. (Все наши башни захвачены правительством). Предание гласит что много влюблённых идиотов утопло ради болотоной красавици. И тут есть нестыковка. Судя по числу идиотов сейчас, они или не тонут, или откладывают икру перед смертью, как лососи.
Сейчас в то болото водят туристов. Умные туристы восхищаются тонким очарованием пейзажа. Глупые срываются с деревянного настила в трясину.

Женя сказал:
- Больше у нас ничего не происходит. Скучная земля. Есть ещё один рассказ, но это так, под пиво.

Плыли однажды охотники по озеру. (Женя показал рукой в сторону озера) Видят – лось плывёт. Догнали, набросили верёвку на рога. Другой конец привязали к лодке. Думают, у берега мы его (лося) грохнем. Чтобы не буксировать с середины озера. Вёсла отложили, достали ружья. Едут, наслаждаются охотой.
Лось – нет бы медленно выйти на берег и помолиться – достал копытами до дна и рванул. Два охотника выпали в воду, третий вцепился в борта и полетел навстречу неизвестности.
Жёны охотников ждали у костра на берегу. Они признали охоту интересным развлечением, когда заметили птицу-лодку, запряжённую лосём. Вся конструкция, матерясь и топая, убежала в лес довольно далеко. В конце концов врезалась в дерево, благодаря чему охотник ещё и полетал немного. Лось оторвался и убежал. Теперь у него водобоязнь. Вот такая вот обыденная история.
Тут я обнял Женю и поблагодарил от имени мировой литературы. И побежал записывать этот наш отчёт о поездке. Наконец-то есть что рассказать.

На прощание прослушайте, пожалуйста, грустную песню о путешествиях ранней весной.

https://www.youtube.com/watch?v=HG3xv48UGPA

Про нежность.

Она сказала: я храплю. 
И могу идти на кухню, раз не умею спать как принято в обществе.
А я сказал, не понимает она своего счастья. Все другие сколопендры грустят в пустыне,  поодиночке, и никто не творит им ауру покоя лёгким хрюком.
А она сказала - боюсь за стёкла, так дребезжат они от ауры покоя. 
И ещё посетовала на павианов, которые на всей планете самые неблагодарные создания. И самые вонючие.
Но я не настолько знаком с её роднёй, чтобы судить. Сам-то из рода тюльпанов, а это другая экологическая ниша, отдельная от павианов. Так ей и ответил.
Она стала смеяться, говорить про какие-то лохматые ноги, несвойственные тюльпанам.
А я сказал, что кудрями на ногах от неё заразился.
Тогда она ударила меня подушкой по голове.

На тринадцатом году брачной жизни прелюдии делаются изысканней.

Снова сантехническая стори. Сорри.

Один майор, лётчик, умел  унитаз ремонтировать. Пластилином и синей изолентой. Найдёт ранку, замажет, сверху забинтует. Потом сбоку чуть протечёт, он снова залепит, забинтует. За  годы службы в авиации унитаз разбух, стал огромным синим пузырём. На входящего смотрел жирной жабой, ржавым глазом из норы.  И все боялись этого монстра. Опытные гости бегали в сирень под окном. Неопытные шли в сортир простодушно, оттуда - ААААА!!!!!! – всё равно в сирень, уже опытные. Все гости были смелые лётчики, поэтому на месте никто памперсов не пачкал, хоть могли б.

Майорша, жена лётчика,  жила в глуши таёжной с синим круглым туалетом и верила, что муж прав. Она в душе была декабристкой. И сама подавала ремкомплект. Если б вы жили с таким интересным лётчиком, вы бы тоже подавали ремкомплект.

В комнате летчика водился мотоцикл «Восход» без глушителя. Лётчик запускал гада прямо на кухне и выезжал в дверь с разгона.  Кухня была коммунальной. Но никто не возражал. Все уважали лётчика. И туалета его уважали, и мотоцикла. И жену его.
А американцы, так те даже боялись. Потому и не напали на нашу тогда ещё Родину, хоть могли б.