Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

(no subject)

Мать хотела, чтобы Полина иссохла и состарилась над учебниками. Но у Полины к 18 годам выросло всё для поцелуя. Срочно хотелось применить. Мать возражала. Она сама прикрыла однажды глаза в поцелуе, а когда открыла - 20 лет куда-то делись.

Полину сослали в Англию. Во фразе «языковой барьер» мать видела слово «барьер», в основном. А надо было - «языковой». И эта ошибка аналитического отдела стоила победы. Беседуя в одном баре о девичьей чести, Полина не смогла подобрать слов, вскочила на стол и танцем высказала недосказанное. И сразу получила ряд серьёзных предложений.

Полина выбрала молодого инженера Эндрю. Он работал на военном заводе. Его уволили раньше, чем он закончил фразу «моя русская невеста».

Он допускал, у Полины может быть мать. И она может приехать. Возможно даже, останется на ночь. Никуда не денешься, за красивыми ногами всегда следует какая-то неприятность. Во-вторых, канал Дискавери уверял: русским душно в Лондоне. Через день мать сбежит назад, к родным берёзкам и ручьям. Вот такой вот доверчивый человек Эндрю.

Collapse )

Август.

Фигурой я скорей медведь, чем леопард. Я слишком хорошо питаюсь, чтобы считаться леопардом. Мне самому во мне всё нравится. Кроме минуток посещения пляжа. Там десятки женщин направляют в меня свои голые ноги. И что-то странное происходит. Тело вдруг втягивает живот, потом зад, ищет на себе бицепс и к морю бежит с не свойственной ему грацией.

Это жалко и унизительно. Но рефлексы сильней. Неясный героизм руководит мной. 

Мозгу хочется с визгом и бежать на берег по волнам, не проваливаясь в этот вековой холод. Но тело ныряет внутрь, как весёлый дельфин. Оно всем видом показывает, что могло бы доплыть до Канады. Просто не хочет хвастать безграничными возможностями.

Каждый ныряльщик мечтает удивить пляж. 

- Где он? Где этот мужественный спортсмен и аристократ? – должны спрашивать друг друга женщины, если нырок исполнен как надо.

Не знаю, как в других местах, но на испанских пляжах вы можете по дну дойти до Африки и вернуться – никто не почешется. Мне кажется, я плыву очень долго. Воздух закончился, я гребу единственно на любви к искусству. И выныриваю в том же месте. Никто не аплодирует. Более того, к голове приклеилось что-то ватно-марлевое. Я снимаю с себя находку так, будто это белая лилия. И говорю в сердцах: 

- Лучше август проводить на даче, чем в этом вашем Балеарском море.

В этом году моё желание исполнилось. Посольство одной неторопливой страны отобрало паспорт. Без документов человек не должен купаться в море. Он даже доехать до моря не сможет. Он может отдыхать с лопатой на грядке – и всё. Каждый вечер, вытряхивая из ушей чернозём, я говорю семье:

«Наша дача лучше Испании», 

«Боже мой, какая экономия», 

«Смородина полезней креветок!» 

и

«Утрата паспорта свойственна не только идиотам! Паспорт вообще не признак интеллекта!»

И привожу примеры дураков с паспортами. Жена моя в ответ швыряет посуду. Как ей кажется, в меня.

Наша дача расположена в лесу. По ночам, когда смолкают птицы, становится слышно как одни звери едят других. С хрустом, бесконечно. Ближайший сосед живёт в трёх километрах, мы давно его не видели. Возможно, "живёт" надо говорить в прошедшем времени. В таком уединении начинаешь разговаривать с мухами и домашней утварью. Через неделю снова любишь людей, настолько их тут мало.

Однажды Лара пожаловалась на скуку. И в тот же день дача прислала ей летучую мышь. Обе они, и мышь, и Лара, носились вокруг меня с криком а-а-а! 

Лара кричала что мышь летает. 

Мышь кричала что Лара ходит. 

Обе чувствовали угрозу жизни.

Я смотрел на них с любовью. Мне дорог каждый случай, когда девочки сами себя развлекают.

Мышь вынырнула в щель под крышей. Полетела рассказывать мужу:

- Чуть не померла! Выхожу из дома, а навстречу вот такая!

И руками показала татарскую княжну.

Лара поступила тоньше. Написала письма всем подругам на все курорты. Выразила светлую зависть. Приняла соболезнования. И всю переписку, как бы между прочим, пересказала мне. Так поступают только высшие приматы из рода пляжных манипуляторов. Это значит, в следующем году мне сделают три паспорта и новые жабры для новых рекордов.

Фото показывает усреднённое эмоциональное состояние женщин, застрявших на нашей даче.


КЛЮЧ

Мы с Лёней ехали всю ночь. В пути говорили о душевных ранах, нанесённых нам женщинами. Это приятная тема. Пока все обиды не перечислишь – не уснёшь.

В пять утра приехали в НН. Выгружая вещи, Лёня дал мне ключ от машины. ПОДЕРЖАТЬ. И я этот ключ ПОЛОЖИЛ В КАРМАН. Тут-то наше путешествие и стало интересным.

Через час Лёня не мог вспомнить, куда дел ключ. Спросил, не видел ли я его. Нет, я не видел. Может, выронил, говорю?

Пошли искать вместе, потому что мы друзья. Прочесали всё от машины до подъезда. Заглянули под каждый листочек, под каждую битую стекляшку. Ползали под нашей машиной и под соседними. Мы светили фонариком в шахту лифта. Мы прощупали самого Лёню и все его вещи. Ключа не было. А запасной остался в Минске.

Хозяева дома, где мы ночевали, вышли помогать. Они тоже заглянули под каждый листочек. Смотрели зеркальцем в ливневую канализацию, просветили шахту лифта полицейским прожектором, заглянули Лёне в уши и перебрали содержимое помойного ведра. Ключ пропал.

Тогда бабушка хозяев, 82 года, сказала, мы просто не умеем искать. Она лично осмотрела все листья во всех кустах. Проверила дупла и гнёзда. Опросила подруг-старушек, заставила их вывернуть карманы. Она процедила шахту лифта специальной проволокой. Приказала Лёне прыгать, а всем - слушать. Потом велела трясти Лёню вверх ногами над газеткой. Сказала что шутит, только когда Лёню уже несколько раз уронили.

Collapse )

(no subject)

 

 

Самое трудное в экскурсии – объяснить, почему ты её не хочешь. Первые три тысячи экскурсий как-то ещё нравятся. Потом башни и красавицы сливаются в одну историю о том, как она ему не дала.
В начале экскурсии очень удобно иметь сломаную ногу. Мы даже хотели завести съёмный гипс.
- Я бы с радостью, но вы же видите – можно сказать, размахивая переломом.

Мы пошли в башню, где жила красавица.
В Германии за каждым углом есть пустая башня из-под красавицы. В средние века целая их банда опутала страну. Путник вынужден был решать шарады, вычерпывать озёра и убивать какое-нибудь животное. За всё это полагался поцелуй. Так себе расценки. Я крайне благодарен резиновым японским женщинам, обрушившим этот пузырь на рынке поцелуев.

Мы пёрлись по лесу, потом в гору, потом на башню. Экскурсовод Женя рассказал предание:
Однажды в башню пришёл мужчина. Красавица предложила выбрать: деньги - или чудесный тюльпан? Путник выбрал деньги. Хозяйка проводила гостя до дверей и на прощание сказала, что тот глубоко ошибся, надо было выбрать тюльпан.
Женя замолчал потому что история закончилась.
Я спросил деликатно: Ну и чо?
Женя ответил, если бы в экскурсии участвовали женщины, я бы сейчас подавился своим вопросом. Немного подумав, он признал, что и сам бы выбрал деньги.
Тут уж все согласились – лезть на такую высоту ради тюльпана может только идиот. То ли дело мы, пришедшие сюда, потому что вход бесплатный.

У нас в Латвии тоже была одна красавица. Она сидела на болоте. (Все наши башни захвачены правительством). Предание гласит что много влюблённых идиотов утопло ради болотоной красавици. И тут есть нестыковка. Судя по числу идиотов сейчас, они или не тонут, или откладывают икру перед смертью, как лососи.
Сейчас в то болото водят туристов. Умные туристы восхищаются тонким очарованием пейзажа. Глупые срываются с деревянного настила в трясину.

Женя сказал:
- Больше у нас ничего не происходит. Скучная земля. Есть ещё один рассказ, но это так, под пиво.

Плыли однажды охотники по озеру. (Женя показал рукой в сторону озера) Видят – лось плывёт. Догнали, набросили верёвку на рога. Другой конец привязали к лодке. Думают, у берега мы его (лося) грохнем. Чтобы не буксировать с середины озера. Вёсла отложили, достали ружья. Едут, наслаждаются охотой.
Лось – нет бы медленно выйти на берег и помолиться – достал копытами до дна и рванул. Два охотника выпали в воду, третий вцепился в борта и полетел навстречу неизвестности.
Жёны охотников ждали у костра на берегу. Они признали охоту интересным развлечением, когда заметили птицу-лодку, запряжённую лосём. Вся конструкция, матерясь и топая, убежала в лес довольно далеко. В конце концов врезалась в дерево, благодаря чему охотник ещё и полетал немного. Лось оторвался и убежал. Теперь у него водобоязнь. Вот такая вот обыденная история.
Тут я обнял Женю и поблагодарил от имени мировой литературы. И побежал записывать этот наш отчёт о поездке. Наконец-то есть что рассказать.

На прощание прослушайте, пожалуйста, грустную песню о путешествиях ранней весной.

https://www.youtube.com/watch?v=HG3xv48UGPA

Путешествие.

Дорогая Лариса, я еду в Ростов-на-Дону. Звучит как город соблазнов, но волноваться не о чем. Моё либидо целиком сожрато ипотекой. К тому же, в сравнении со средним южанином я - человек-невидимка. Вот послушай:

Один житель Ростова пришёл поиграть в теннис. Тут, у нас, в Юрмале. И с первой подачи совратил жену хозяина кортов. Она – тихая прибалтийская моль. Волосатый огонь опалил её бледные крылья. Все деньги хозяина кортов ничто против южных кудрей, носа и пылающих глаз. Хозяин кортов узнал об этом по стонам из душевых кабин.
Дорогая Лариса, если ты найдёшь на мне кудри, обязательно сообщи. И поджарый живот, вдруг он всё ещё с нами.

Потом Казань. Медведи, водка и мороз. Всё, без чего мне так одиноко. Я никуда ещё не уехал, а уже хочу домашних фрикаделек, дорогая Лариса.

А зимние досмотры в аэропортах? Пальцев вечно не хватает, временно суёшь в кальсоны паспорт, билет, шубу, шапку, свитер, штаны, чемодан и компьютер. Нежный таможенник тем временем изучает люля, проглоченные тобой вчера и оказавшиеся живым организмом – одна эта картина наполняет меня невыносимой ностальгией, дорогая Лариса..

Примерно такую речь я хотел сказать жене, чтобы она не скучала. Но она призналась первой, что записалась на теннис и в бассейн. Чтобы нам обоим было весело. Мне там, ей тут. И теперь, разумеется, я абсолютно ни о чём не волнуюсь.

Дорогие Ростовчане и Казанцы! Приходите оценить мои спокойствие и отрешённость в места, указанные ниже:

Ростов-на-Дону:

Collapse )

(no subject)

Лара отказывается считать дрозофил белком. Говорит, прогони их всех, и я увижу в тебе мужчину. Обычных мужских маркеров "храпеть" и "вонять" Ларе недостаточно. Но она готова признать меня самцом за путешествие в шубе по курортам. Хорошо что я своевременно выбрал войну с мухами.

Дрозофилы приехали на мандаринах. Кокой-то кавказский, гостеприимный сорт. Готовы разделить со мной любую пищу. Я сказал им по-мужски: "Вон отсюда!". Но у них за неделю уже отцы тут похоронены и деды. И идти им некуда.

Воротился к Ларе, спросил, так и так, может простим? Но она, оказывается, всю душу выложила, раскладывая фрукты в вазе. И если бы кто-то поменьше жрал, уют и красота наполнили бы дом. И хоть я считаю войну с мухами братоубийством, мне придётся пройти этот путь. Жестокость, кстати, не обязательна. Можно убивать каким-нибудь человечным способом. И Лара показала отличный метод, похлопав в воздухе розовыми ладошками, убивая за раз до ста воображаемых врагов.
Выйти в ринг с реальными мухами она отказалась. Говорит, женщина по голове любимого не всегда попадает, не то что это. Иди и убивай, будь мужиком.

И я пошёл хлопать. Дрозофилы не ожидали. Они взлетали и смущённо кланялись. Им было приятно и неловко. Говорили, ну что вы, мы всего лишь выполняем свою работу.

Поняв, что не быть ей столбовой дворянкой, Лара сама придумала план. Достойно леди Макбет. Мухам подали бокал вина, где удобно было перепиться и утонуть. Ибо пьянство на открытой воде сами знаете что.
- А зачем они полезут в вино?
- Дурак что ли? Это шабли 16-го года!

Вино простояло неделю. Взлетавшие животные рисовали в небе большое чёрное "СПАСИБО". Лица их были румяны, движения размашисты, тосты глубоки. Потом была пьяная драка. Я отбирал бокал, а они меня били ногами и таскали по кухне.

Сейчас фрукты убраны в холодильник. Мухи смотрят с потолка. Трут виски и жалуются на миграционную политику. Чтобы случайно не броситься их кормить, мы с Ларисой уезжаем в Беларусь. Это удивительный курорт. Драники без сметаны там считаются зверством диктатуры, тогда как у нас это просто драники. Лара обзванивает подруг, говорит: "девочки, заклинаю, просясь в путешествие, обязательно уточняйте детали."

Буду выступать. Надеюсь на пару хлопков. Потом собираюсь макаться в вино. Все эти роскошные планы смутно мне напоминают чью-то маленькую жизнь.

Приходите в магазин на Немиге (Победителей, 3, OZ.BY). Это где-то в Минске. В воскресенье, 13.00.
Хоць абдымемся.

ПРО ВЫСТАВКУ.


Трансформация сантехника в монстра происходит ближе к обеду. С утра сантехник вполне ещё человекообразен. В нашу контору на завтрак слетаются до пяти мастеров. Они сидят на скамеечке, пьют кофе, оттопырив мизинец. Их утренняя речь ещё логична и полна смысла. Рассказы бывают четырёх видов:
1. В трубе притаилось инферно, оно как прыгнет на мастера!
2. За трубой притаилась женщина, она как прыгнет на мастера!
3. Мастер заткнул собой течь размером с Ниагару.
4. Сантехники не нашей конторы при встрече с Ниагарой - импотенты.

В конце рассказа положено одобрительно смеяться. Однажды, в самый разгар завтрака, позвонила женщина. Что-то у неё потекло. На помощь выехали сразу три работника, настолько мы хорошие люди по утрам.

Через час звонит эта женщина, бранится. Прямо взбеленилась. Диспетчер Жанна недоумевает:
- К большинству заказчиков в такую рань приезжают ноль сантехников. А к вам сразу три. Так что гордитесь молча. – говорит ей Жанна.
- Ваши сантехники, - отвечает женщина, - постояли, поржали у подъезда, потом сели и уехали!
И добавила слово, каким в народе обозначают мужчину-разочарование во множественном числе.

Вывод: для сложения былины сантехнику не нужен подвиг. Только неопытные ныряют куда не надо от имени литературы. Вот об этом примате искусства над бытом мы и будем говорить, если вы вдруг придёте.

Завтра, 8.9.18.-го, на книжную ярмарку, на ВДНХ, в шесть. Стенд АСТ.
Или в "МДК на Арбате", в воскресенье, в три. (ул. Новый Арбат 8.)
Постоим, поржём, потом разъедемся.

Collapse )

ТЕПЕРЬ И НА ВИДЕО.

Когда Лара хочет во Францию, в ней просыпается танк. А во мне просыпается блиндаж. Много чашек погибло в нашей войне, и один велосипед.
Я глубоко понимаю Лару. Сценарий её кукольных игр вертелся вокруг принцесс. Кто-то черноволосый вечно лез по стене, чтобы признаться в любви. Самая красивая кукла пила чай с пирожными и ничего не замечала. Так сформировались моральные ориентиры Ларисы - любовь, еда, красота и беспечность. То есть, Франция. Там любая женщина становится принцессой. На тридцать процентов при пересечении границы, остальное нарастает с каждым круассаном. Полное окукливание - когда голова уже брюнета поднимается над столиком с пирожными. За воплощение этой галлюцинации Лара готова продать не только родного мужа, но и что-нибудь дорогое.
Я жил в Париже, в квартире с видом на помойку. Счётчик воды был сломан, батарей не было вовсе. Париж оказался столицей легкомыслия и карнавалом необдуманности. Человек там жить не должен, если только он не принцесса.
Чтобы уговорить меня, Лара призвала единомышленниц. Законченные принцессы. Они говорят о Франции всегда, а в перерывах думают о ней. Принцесс зовут Виктория и Юрий Германович. Последний причисляет себя к брюнетам, но что-то я не видел его бегущим по стене в сторону пирожных.
Уговорщики пятьсот раз переспросили, правда ли я не хочу во Францию. По их мнению, я сбрендил. Это же счастье, говорят, там все виды рая обозначены на карте. Ты, спрашивают, можешь вообразить рай? Да, я воображал рай в зубоврачебном кабинете. Доктор велел расслабиться и думать о приятном. И включил запись прибоя. А сам вставил обе руки мне в рот. Его медсестра тем временем показала мне метровый шприц. Размер иглы, ей казалось, мог бы меня успокоить. Потом доктор рванул меня из кресла в потолок, ухватив за единственный зуб. И спросил, отчего я такой напряжённый. С тех пор в шуме прибоя мне слышится хруст костей черепа. А предложение расслабиться вызывает панику.
Именно это и предложили принцессы. Говорят, мы всё организуем. Лежи и наслаждайся на заднем сиденье. Но я видел, как они паркуются. Им для разворота нужна пустыня. Куда они собрались меня везти? В институт травматологии?
Да, у меня проблемы с доверием. В самолёте я не сплю, потому что кто-то должен держать машину в воздухе силой своего ужаса. И прежде чем пустить дочь на кухню, я готовлю бинты, набираю номер скорой, охлаждаю кипятки и туплю ножи. Потом только разрешаю чистить лук. Но тут же содрогаюсь, что я за зверь такой. У неё же ограниченное число пальцев! И всё доделываю сам, один, лишь бы все уцелели.
Без меня мир рухнет точно. Трубы лопнут, бабушек смоет в море. Также, собаку никто правильно не выгуляет, доведут ребёнка до истерики
Но и во Франции без меня принцессы заблудятся, подхватят малярию, потеряют телефоны и честь. Эта невозможность связать и обездвижить кузнецов моего счастья – вот главная беда.
Лучшая моя Франция - сидеть дома, орать песни. Ниже прилагаю кино об этом феномене. Пельмень в белом – это я.


Путешествующим.

Собираясь в Грузию, возьмите запасную печень. С обычным набором органов красоту этой страны трудно постичь. Пейзажи там невероятны, а гостеприимство доходит до ярости. Гости дают больше прав не посещать работу, чем перелом ноги или холера. В глубинке гость считается общей добычей, его празднуют всем селом, всякий раз как последний.

Наш знакомый Роберт с группой водных туристов вернулся из Грузии. Обычно, водники поют песню «перекаты», вспоминают сломанные весла и как смешно Эдик треснулся головой. После Грузии все молчали и влюблено смотрели вдаль. Некоторые не могли вспомнить, была ли там вода.
Плавание по нашим рекам - отдельное горизонтальное удовольствие. Направление течения угадывают по гадальным картам. Сплав без вёсел занимает годы. В Латвии есть омуты и один условно обрывистый берег. Все три этих опасности туристы знают наизусть. Им хотелось настоящих диких гор и рек. Турфирма бонусом предоставила дикого водителя на диком грузовике. Тормоза водитель считал унижением. Над обрывами он пел песни и танцевал для иллюстрации. Через пять минут пути в мире не осталось опасных приключений. Прощаясь, шофёр подарил пять литров лучшего вина в северном полушарии. Такая осторожная оценка основывалась на том, что водитель в Австралии не был и не знает как там что.

До реки осталось три километра, а по ощущениям сто. Сразу встретили чабана в папахе и с дубиной. Пастух не спросил, зачем в горах лодки. Также его не интересовали политические новости, курс валют и результаты футбола. Он спросил только, что эти люди пьют. Ему показали лучшее вино северного полушария. Старик покачал головой. Горько и стыдно сделалось ему за весь район Хевсурети, где гостей поят скипидаром. Если б были патроны, он бы догнал и застрелил тот грузовик. Чабан отдал туристам своё вино, пять литров. Сказал, теперь никто не сможет обмануть дорогих гостей. Спустившись с гор на землю, поздно ночью, в своём Мухосранске, занесённом снегом по ручку двери, извиваясь ночью на простыне, как сказал бы поэт Бродский, они найдут что вспомнить. Чабану совали деньги, и лишь нехватка патронов предотвратила пальбу в ответ на такое оскорбление.

Десять дней туристы падали по грузинской реке с разной степенью отвесности. Страшно не было. Старались ничего не расплескать. Ночуя в якобы безлюдных местах, они собрали неплохую винотеку. Выяснилось, абсолютно каждый грузин знает, где взять лучшее в мире вино. Обычно он сам его производит по рецепту дедушки. Между дедушкиным вином и ближайшим по качеству уксусом соседа Гиви - космическая разница. Термин «потерять невинность» в Грузии никак не связан с голыми бабами, только с дегустацией алкоголя. За отказ пить могут выстрелить даже в очень хорошего человека.

Через десять дней водники вышли на дорогу. Вокруг покачивалась прекрасная страна. Первой подъехала полицейская машина. Офицер сразу понял, это алкоголики. Лодки несут для вида, а самим лишь бы нажраться. Он покачал головой и попросил не налегать. Уехал, но тут же вернулся со своим вином, пять литров. Посуду меньшего объёма в Грузии не производят. Вот, сказал он, настоящая драгоценность. Очень похоже на легендарное французское Romance Conti DRC 1934 года, но заметно лучше. А если есть на свете ещё лучшее вино, то пусть полицейский не сойдёт с места. И тут же сошёл, чем сразу всё доказал. Он велел отдыхать не спеша, полиция посторожит, не обращайте внимания. И встал неподалёку с включённой мигалкой. Туристы растрогались. Стали говорить новому другу, какой здесь замечательный народ, душевные люди, не от кого охранять. Дык, зацелуют, через месяц не уедете, возразил полицейский. Год назад группу из Эстонии всем отделом освобождали, с поножовщиной и недельным праздником примирения потом.

Из этого познавательного рассказа я вынес следующее. Борьба бобра с ослом в грузинской религиозной традиции закончится не апокалипсисом, а застольем с песнями. Когда тебя все любят, деваться некуда, приходится любить в ответ.

Второе. Независимо от вкуса угощения, всегда хвалите все. Клянитесь, что лучшего вина не пили и никогда уже не сможете. То же с сыром. Он прекрасен, какими бы носками не пах. Сам я аккуратно следую этому правилу, благодаря чему и прослыл хорошим собеседником и знатоком кулинарии.

Про Прованс.

Ментон


Финансовое могущество моего папаши олицетворяла двухкомнатная квартира и зелёный «москвич». Официально цвет назывался «кипарис».
- Ах, Франция! – сказала мама, узнав эту дизайнерскую новость. Она считала всё зелёное и жёлтое «москвичами», а красное – «запорожцами». Она не понимала, где папа шутит, а где говорит серьёзно.
Ещё был огород с бесконечным запасом крыжовника. В его будке, я верил, можно переждать ядерную зиму и нашествие инопланетян. Избалованные жизнью, мы не завидовали владельцам «Жигулей». Не завидовали даже соседу, выигравшему «Волгу». Он тогда перепрыгнул четыре социальных слоя, включая мопеды и запорожцы. Он ворвался в высший свет и мыл свою прелесть во дворе как настоящий князь. Дома стояли полукругом. Сосед не боялся что шесть подъездов сдохнут от зависти, хоть и допускал такой финал. Жена его Марина подносила воду и смотрела в окна. Солнечные зайцы от её глаз бежали по потолкам, разгоняя пауков. И не только очи её, вся она светилась неприятным радиоактивным свечением. Разумеется, эта волга сгорела. Радиация вкупе с народным мнением губительны для предметов роскоши.

В центре города гнездилась феодальная знать. Говорят, в их квартирах встречалось по четыре, и более комнат. Мы не верили этим средневековым мифам. Нам ближе были инопланетяне, которые и встречались чаще, и разделяли наши ценности. Например:
1. СССР вечен и однажды захват галактику.
2. Гагарин жив, просто прячется.
3. Мы Родина Циолковского, поэтому шансов попасть на Марс у меня больше, чем во Францию.
Сейчас мне 44. Союз расползся не по вселенной, а как старая тряпка. А «Франция» и «Опять» - слова-синонимы. Так же как «Вечность» и «Переменчивость».

После сытого детства, после москвича и крыжовника, плевать я хотел на Прованс. Но произнёс неосторожно «Кот-д-Азур» и началось. Всё слова, содержащие «Кот» для женщин священны. А постфикс «Д-Азур» будит в них тоску по бунту и матриархату. Поэтому мы сели и поехали.

Поселились в 15-ти км от дачи Абрамовича, ровно между Ниццей и Каннами. Место отличное, ни одного комара. Спишь с открытым окном, утром вся кровь на месте. Животный мир представлен ящерицами, цикадами и ещё в лесу видели огромных жаб. В отсутствии насекомых жабам пришлось подрасти и питаться зайцами.

До нас в гостинице жили два автобуса поляков. Они сбежали, завидев сто пятьдесят гитарных чехлов русской делегации. Некрупные народы плохо переносят нашу ширь. Напрасно, мы были лапочками. Сломали одну ногу, одну стену и научили ящериц подпевать «Солнышко лесное». И всё. Маша, впервые посетившая бардовский слёт, сказала:
- Просто замечательные здесь люди. Даже тётя, что влезла в окно и съела мой пирог, если вдуматься, хороший человек.
( - Ах, Франция, страна где в окно влезают женщины! - сказал вчера Бекназаров, гоняя на даче комаров.)


Collapse )