Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

(no subject)

Одна бабушка приехала в швейцарские Альпы и сразу по прибытии умерла, чем сделала отдых всей семьи незабываемым.  

- Тёща не может без выкрутасов, - заметил папа этой семьи.  - Зачем её вообще позвали?

Мама напомнила, что опасно было оставлять бабушку одну, дома, где что угодно могло случиться. А тут она в безопасности.

Сели читать страховку. Ни один симптом не подошёл. Патологоанатом же, гримёр, погребальный костюм, гроб и пересылка тела почтой не считались видом лечения. 

Было решено везти бабушку домой в багажнике на крыше, где свежо и просторно. Мчались без остановок. Лишь возле Варшавы прервались на кофе и туалет. И за эти жалкие сорок минут кто-то угнал машину. Вместе с лыжами и багажом, если вы понимаете смысл моих аллегорий. 

Мама и дочь снова принялись рыдать. Напрасно папа уговаривал представить себе лица угонщиков, вскрывающих багажник в предвкушении добычи. Невозможно рассмешить женщин, твёрдо решивших дуться по пустякам. 

Полицейский офицер спросил, что было в машине. Ответили уклончиво - кое-какие родовые реликвии.

Папа обещал во всём разобраться. У него дома обширные связи. Но вся магия, вся коррупция  бессильны в вопросах бабушки. Её нельзя хоронить без тела, в виде одного только паспорта. И купить китайскую подделку с перебитыми номерами негде. Судя по видеокамерам в морге, папа не первый пришёл туда с таким вопросом.

Чучело лисицы, медведя или французского крестьянина XV века причём есть в любом театре, недорого. Но стоит лишь шепнуть слова «муляж старухи» - из воздуха сплетается уголовный прокурор. Подделка бабушек карается строже, чем любые другие с ними же манипуляции.

Тогда папа предложил нанять живую актрису. За четверть пенсии она могла бы раз в сезон играть спектакль в поликлинике. Пенсию семья продолжала получать чисто из страха разоблачения. Всё это известная японская технология увеличения средней продолжительности жизни. Так вот желающих не нашлось. Пожилые актрисы отлично знают себе цену на рынке органов. Они зовут полицию сразу после слов «послушайте, женщина». А кандидаток из Филиппин зарубила мама. Хоть папа и обещал, что в жизни они вовсе не выглядят на 25.

Эта реальная история превратится в сериал, как только на роль пиковой дамы наймут меня. Ворох тряпок, парик и ящик губной помады - только это и отличает дедушку от бабушки. Ни один мой бизнес-план не сулил ещё такого ровного, стабильного дохода. (см. предыдущий пост.)

Иллюстрация:

Со слов гугла, на фото изображена Джин Тирни в старости. Хотел бы я так же выглядеть в мои 52.


(no subject)

Судя по планам на май, страдал я больше головой. Жар, сумеречное сознание и тоска по людям дали в сумме что-то вроде любви к путешествиям. Смутно помню телефонные звонки, меня звали в гости, я соглашался на всё. Прекрасные сибиряки уверяли:
 - Только у нас работник ДПС может проехать на капоте территорию, равную Франции, так и не встретив никого из себе подобных!

Сложившийся маршрут сам по себе есть страшный неврологический симптом.
(Вниманию дорогой Ларисы, заявившей умирающему мужу, что насморк не смертелен. Она же, Лариса, вчера пригнала меня на дачу разгружать две тонны лошадиного навоза. В наших краях милосердие не считается эротической утехой, как видите. Известны ли вам более вопиющие факты отрицания пандемии?)



Продавец удобрений растирал товар в ладонях, чтобы сделать запах ярче. Мне следовало всё обнюхать и выразить восторг. Я сказал, товар пахнет огурцом. Так торговец говном стал единственным в мире человеком, верящим в мой коронавирус. 

Расскажите же и вы, какие интересные галлюцинации случились с вами этой весной. 



Список городов приведу здесь же, ибо в голове не держится. Всё вытеснили плодородные лошади.

Москва (15, 20, 21 мая)
Нижний Новгород (19 мая)
Киев (23, 25 мая)
Одесса (24 мая)
Про Кемерово, Томск, Новосибирск, Академгородк, Барнаул и Новокузнецк уже рассказывал.

(no subject)

Лара обожает топить печь и смотреть в окно на дождь.
На вопрос «где брать дрова», Лара говорит «в лесу». Золушка собирала, значит и я смогу.

Я посмотрел пару сказок для эрудиции. Золушки собирают аккуратно напиленные веточки. Трёх веточек хватает для отопления приличного дворца. Урановый какой-то хворост. Попутно в лесу можно найти колечко, принца, или волшебную гусыню.

Реальный хворост сильно отличается от голливудского. Тяжёлые какие-то деревья, таскать их неудобно, пилить трудно. И ещё эти клещи. Даже мне, гетеросексуалу, принц показался бы лучшей находкой.

Для розжига возьмите огнемёт или бензин, побольше. Или и то и другое, а дрова выбросьте. За день тяжёлого труда я получил лишь облако едкого дыма и комментарий, что нормальный мужик давно бы всё тут обогрел.

Я позвонил на лесопилку, представился мужиком. И в тот же день получил полный всяких палок и обрубков. Водитель грузовика сказал, это лучшие в мире дрова. Их надо сложить и сушить в течение года. Как греться весь этот год – не сказал.

Я попросил привезти чего-нибудь сухого, удобной формы, огнеопасного, за любые деньги. Получил опилочные брикеты. (На лесопилке единицей измерения чего угодно является грузовик. Думаю заказать у них пирожных «корзиночка с малиновым желе»)
Ещё водитель сказал, брикеты надо хранить в помещении. Так в наш дом вошли перетёртые деревья. Скалы и утёсы опилок. Мы струимся меж ними как лодки по каньону реки Колорадо. Опилками пропахли суп, жена, собака и пейзаж за окном. Зато мы научились прилепляться к тёплой печке, как это делают мухи или ящерицы.

У сантехников свои взгляды на уют. Моя идеальная дача состоит из душа, бойлера, биде и унитаза. Гадить и мыться, мыться и гадить – вот четыре глагола, делающих человека личностью. Я бы и отопление построил. Но - «Никогда это чудовище не ступит на наш порог» – сказала Лара, имея ввиду котёл, - красивый зелёный параллелепипед с чёрными дверцами.
Поэтому мы топим печь. Ныне, присно и вовеки. Извините, я должен сменить тему, слёзы душат.

Карантин увеличил домашнее насилие на 40 %. Я, например, прикован за ногу к стене сарая. Но не ради секса, а во имя иммунитета. Так бюрократическая мелочь испохабила мне весь карантин.

За три недели наедине с луной заметил следующее: если мужчину запереть с каким-нибудь предметом надолго, то этот предмет, или животное, или женщина, рано или поздно покажется Орнеллой Мутти.
Даниэль Дефо не жил в карантине, поэтому его Робинзон за 28 лет с козами по-прежнему называл их козами, а не Любочка, Зинуля и Агафья Тихоновна, прекратите на меня орать. Или же переводчик что-то вымарал. Или я не знаю всех значений глагола «доить».

Ещё у нас есть баня. А за лесом магазинчик, где продают розовое анжуйское. Вино и баня меняют мир. С ними собака лает на трактор недаром. И тракторист Улдис тарахтит на всю округу как-то осмысленно. И сам я, ломая в душе лёд, чувствую что не зря родился.

А теперь простите, трактор возвращается. Нам с собакой нужно пойти, погавкать. Никаких других развлечений до пятницы не предвидится.

(no subject)

Лично я в карантине прекрасно себя чувствую. А у Лары везде моторчики, она тетрис не может собрать, ей всё слишком медленно.
Она с утра читает новости, потом бегает по квартире с криком «Мы все умрём».
Я пробовал бегать и кричать вместе с ней. Она сказала, это никакая не поддержка.
Тогда я сказал «Зато мы умрём вместе!» Лара спросила не идиот ли я.
Тогда я встал на её пути и раскинул руки. (Непросто остановить женщину, способную остановить горящую лошадь) .
Я сказал:
- Мы уедем на дачу до 2030-го года!

Наша дача на краю земли. Через пять километров конец мира, Литва и прочие искривления пространства, свойственные дальним рубежам вселенной. Мы будем выращивать там репу и брюкву, что бы эти слова не означали. И станем охотиться на зайцев, чтобы кормить их и отпускать. А пока пошли в магазин закупать вообще всё навсегда.
Синица, что на зиму прячет еду по щелям, не замечает самой зимы. Так и я, засыпая мешок риса в щель за ванну, не волновался бы за мир. Волновался бы только, не разбухнет ли рис за ванной.

На 20 евро можно взять большое облако туалетной бумаги и идти потом, врезаясь в столбы. Чтобы все видели, какой вы ответственный, готовый к карантину человек. Выпадающие отовсюду рулоны любому дому придадут чувство защищённости.
Но в настоящем апокалипсисе только листья лопуха имеют ценность. В общем, не купили бумагу. Как и гречку. У нас её с кризиса 2008 ещё полно.

Collapse )

О ПЛЮСАХ БЛИЗОРУКОСТИ.

 

 

Одна женщина-офтальмолог проверяла моё зрение. Показала таблицу, навалилась грудью и нежно потрогала за лицо. И спросила, что я вижу. Я видел ворота райского сада и фиолетовые искры, предвестник обморока. По условиям игры я не мог ответить ей поцелуем. Мог только говорить "Ш" или "М". 

Наслаждение длилось около часа. Глаза мои разъезжались и излучали свет, вместо того чтобы его поглощать. В результате получились очки +0.75 на левый глаз и +3.5 на правый. Я называю их – очки для эякуляции. Ни до, ни после этого увечья, никто не выдавливал из меня глазные яблоки для моей же пользы. 

С годами зрение замещается воображением. Параллельно растёт число красивых женских ног. Не все они вблизи оказываются хотя бы женскими, поэтому лёгкая неповоротливость мне тоже очень кстати. 

А какая экономия на путешествиях! Сейчас, чтобы попасть в новый, удивительный мир, мне достаточно снять очки. Этим же жестом я мгновенно навожу идеальный порядок. Без всяких тряпок и унизительных пылесосов.  

Бывают и неловкости. Подружка Олька показывала фото в телефоне. Только невежи сегодня отказываются смотреть картинки из чужого отпуска. Лучше сразу плюнуть в человека или столкнуть со стула. И вот Оля листает какие-то размытые пятна. А я без очков. Говорю "ух ты" и "как здорово", руководствуясь внутренним секундомером. По законам вежливости, одна фотография должна мне понравиться особо. Я взялся хвалить самое яркое пятно. Говорю: Олечка, как же ты хорошо здесь получилась!

- Вот тут?  - переспрашивает Оля.

- Да! – Говорю. – Вот такой бы я и хотел тебя запомнить.

- Вообще-то – говорит Оля. – Это памятник Колумбу. 

И ну хохотать, потому что у нас, сантехников, любая глупость считается шуткой. 

Теперь о настоящем счастье. Представляю вам фото моей жены, какой вижу её я, завтракая без очков. 

Пара слов о технике съёмки: положите ненадолго свой телефон объективом в сметану. Потом сфотографируйте, ничего предварительно не облизывая. Поздравляю. Ваш шедевр готов. 

А завтра мы обсудим радости скрипящего колена.


ТЕПЕРЬ И НА ВИДЕО.

Когда Лара хочет во Францию, в ней просыпается танк. А во мне просыпается блиндаж. Много чашек погибло в нашей войне, и один велосипед.
Я глубоко понимаю Лару. Сценарий её кукольных игр вертелся вокруг принцесс. Кто-то черноволосый вечно лез по стене, чтобы признаться в любви. Самая красивая кукла пила чай с пирожными и ничего не замечала. Так сформировались моральные ориентиры Ларисы - любовь, еда, красота и беспечность. То есть, Франция. Там любая женщина становится принцессой. На тридцать процентов при пересечении границы, остальное нарастает с каждым круассаном. Полное окукливание - когда голова уже брюнета поднимается над столиком с пирожными. За воплощение этой галлюцинации Лара готова продать не только родного мужа, но и что-нибудь дорогое.
Я жил в Париже, в квартире с видом на помойку. Счётчик воды был сломан, батарей не было вовсе. Париж оказался столицей легкомыслия и карнавалом необдуманности. Человек там жить не должен, если только он не принцесса.
Чтобы уговорить меня, Лара призвала единомышленниц. Законченные принцессы. Они говорят о Франции всегда, а в перерывах думают о ней. Принцесс зовут Виктория и Юрий Германович. Последний причисляет себя к брюнетам, но что-то я не видел его бегущим по стене в сторону пирожных.
Уговорщики пятьсот раз переспросили, правда ли я не хочу во Францию. По их мнению, я сбрендил. Это же счастье, говорят, там все виды рая обозначены на карте. Ты, спрашивают, можешь вообразить рай? Да, я воображал рай в зубоврачебном кабинете. Доктор велел расслабиться и думать о приятном. И включил запись прибоя. А сам вставил обе руки мне в рот. Его медсестра тем временем показала мне метровый шприц. Размер иглы, ей казалось, мог бы меня успокоить. Потом доктор рванул меня из кресла в потолок, ухватив за единственный зуб. И спросил, отчего я такой напряжённый. С тех пор в шуме прибоя мне слышится хруст костей черепа. А предложение расслабиться вызывает панику.
Именно это и предложили принцессы. Говорят, мы всё организуем. Лежи и наслаждайся на заднем сиденье. Но я видел, как они паркуются. Им для разворота нужна пустыня. Куда они собрались меня везти? В институт травматологии?
Да, у меня проблемы с доверием. В самолёте я не сплю, потому что кто-то должен держать машину в воздухе силой своего ужаса. И прежде чем пустить дочь на кухню, я готовлю бинты, набираю номер скорой, охлаждаю кипятки и туплю ножи. Потом только разрешаю чистить лук. Но тут же содрогаюсь, что я за зверь такой. У неё же ограниченное число пальцев! И всё доделываю сам, один, лишь бы все уцелели.
Без меня мир рухнет точно. Трубы лопнут, бабушек смоет в море. Также, собаку никто правильно не выгуляет, доведут ребёнка до истерики
Но и во Франции без меня принцессы заблудятся, подхватят малярию, потеряют телефоны и честь. Эта невозможность связать и обездвижить кузнецов моего счастья – вот главная беда.
Лучшая моя Франция - сидеть дома, орать песни. Ниже прилагаю кино об этом феномене. Пельмень в белом – это я.


О борьбе с бессонницей.

1289449314_1


Мой желчный пузырь возомнил себя жемчужницей. Вырастил два камня, но родить не смог. Был тихий зимний вечер. Я потушил курицу и попробовал на себе. Три кусочка, для вскрытия всех недостатков. За завтраком бесполезные вещества из курицы пошли бы детям на пользу.
И вдруг, в боку вырос кирпич. Невидимый, но ясно ощутимый. Не получалось ни вытрясти его, ни смириться. Нельзя было также спать, сидеть, лежать, читать книжки и другими способами игнорировать реальность. К пяти утра я освоил ледяной душ, лёгкую, тяжёлую атлетику, среднюю атлетику и медитацию, которая вообще бессильна.
Ничто не укрепляет веру лучше ночного холецистита. В мороз, за пять километров я побежал в церковь. Храм оказался закрыт, но я всё равно пересказал свою жизнь воротам, внёс десяток предложений и поклялся питаться спаржей. Ничего не изменилось. Забор вокруг храма как бы говорил «зайдите позже» и «мы с вами непременно свяжемся».
Пошёл искать полицейских, согласных застрелить из жалости или за 20 латов. Только бездушие и жадность этих хорошо вооружённых людей могли меня спасти. Но в Юрмале по ночам нет ни бога, ни полиции. Только бомж на остановке. Он спросил который час. На трёх языках. Никто не может угадать национальность человека с кирпичом в боку.

Collapse )

Для тех, кому глубоко за десять. Очень глубоко.

Для привлечения внимания картинка. Шрек предлагает ослику поиграть в весёлых байкеров.

Srek


Мой друг Нитунахин хотел разнообразить личную жизнь. У него накопились фантазии. Долго решался, потом взял свою любовь за руку и сказал:
- Послушай, Вера.
Всего текста я не знаю, но смысл такой: Нитунахина надо привязать к стулу, взгромоздиться сверху и доставить невыносимое наслаждение. Ничего сложного. Чуть сноровки, а как окрепнут отношения! Он даже показал как не упасть, держась за стену. Но Вера (ровные ноги, ледяное сердце) отказалась. Такие этюды, сказала она, только со стороны возбуждают, а изнутри в них сплошная боль и переломы.
Нитунахин виду не показал, но чувствовал себя, будто вдруг осиротел. Когда перестала дрожать губа, он спросил, может у Веры есть альтернативные мечты? Потому что некоторые, в отличие от других некоторых, не прочь порадовать любимого человека.
Вера опустила взгляд.
- Ну, я хочу сделать это в хижине на Бали. Чтобы под нами плескалось море.
Так сказала Вера и покраснела. Нитунахин ждал подробностей, от которых всем станет хорошо и стыдно. Но вера Вера как-то крепко молчала. Он спросил - и что?
- И чтобы внизу плавали рыбки – закончила она.
Понимаете? Он ей шершавые верёвки, пьянящее удушье, может даже, вывих языка. А ей нужна гостиница с Индийским океаном. И всё! Если смотреть сквозь щели в полу, океан куда скучней аквариума в гастрономе.
Collapse )

Выздоравливай, Петров!

От депрессий хорошо помогает обувной магазин. Даше недавно вгрустнулось на сумму, сопоставимую с бюджетом Зимбабве. Она купила пять пар кроссовок, все ужасно разные. Она любит гулять. Может неосторожно сходить в Париж и обратно, потому что задумалась. Я не знал всех значений слова «гулять» и вызвался в попутчики. Мы шли по пляжу, по шоссе, потом по лесу. Первые пять километров даже нравилось. Юрмала отличный город для коней, антилоп и других дальнобойных самодвижущихся организмов.

Мы шли, говорили о загадках природы. Например, булочки. Непонятно как 25 гр. теста, съеденных на закате, становятся утром тремя килограммами жира. Астрофизики отворачиваются от этой гравитационной аномалии. Меж тем, булочки орудуют у нас под носом и куда опасней чёрных дыр. Чтобы обнулить одну такую, нужно гулять три дня. Причём, масса снижается за счёт износа ступней, в основном.

Даша верит в победу ходьбы над выпечкой. К тому же есть другая польза, говорит она. Например, Петров. Это условная фамилия. Он наш друг, театральный режиссёр, живёт в условных Чебоксарах. Однажды Петров прекратил гулять. Была зима, снега навалило. Он предпочёл книги, плед и абажур. К апрелю вырастил себе новый подбородок и роскошный почечуй. Духовно тоже вырос, но речь не об этом.

Collapse )

Девочки. Инструкция по сборке.

Перед сном у нас весёлая игра "вскипяти отца". Дети обещают спать, а сами ржут, ловят кота, топчут подушки, ревут и ябедничают. Довольно энергично засыпают. Думал связать их канатом. Хлороформ и водка тоже эффективны, но дискредитируют меня как педагога. Я сулю им казни египетские, требую убрать ноги с подушки сестры, а вторые ноги пусть прекратят плеваться, иначе пойдут спать на балкон.
Про балкон они говорят - прекрасно, ремень считают мифическим чудовищем, а меня самого - шумным кухонным комбайном. Они спрашивают, разве я не рад, что ноябрьскими вечерами у нас так весело.
Жизнь и правда, хороша. Даже будильник (6:40) не в силах её изгадить.
- Я порхаю как карибля! - говорит Ляля, прыгая по матрасу с пером в голове.


Collapse )