Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

(no subject)

Моя реклама уронила клубный сайт.  Мне об этом сообщили в матерной форме. Не знаю как вам, мне эта новость очень понравилась. 

Продюсер Гена Шульман сказал, всё фигня. Вот однажды в Минск приехала лично рабыня Изаура. 

Гена ещё не знал кто это. Ему сказали, на неё можно собрать зал. Гена арендовал дом культуры и дал рекламу. Ночью распечатал билеты.  

А  когда проснулся, билеты были уже проданы. Толпа революционных женщин штурмовала дом культуры. Седой кассир сбежал в Гомель. Портреты рабыни были сорваны и частично съедены. 

Пришедшие пели хором «Унгазум Гарунге Унгазум Гаге». 

Все называли огород фазендой и неплохо знали быт Бразилии XIX века. Они пришли узнать, каков оказался в браке Леонсио Алмейда. И можно ли для себя перевоспитать негодяя Алвара Сантану ди Соузу. Ради этих двух вопросов люди готовы были снести дом культуры и распять продюсера. 

Гена понимал одно слово из трёх. К концу дня он научился сначала заглядывать в щель двери, а потом уже целиком входить в подъезды, лифты и плохо освещённые стоянки. Если бы он оставил пару билетов себе, то к вечеру стал бы королём Белоруссии. 

- Вот это популярность — сказал Гена. - А сервер это мелочи. Он старенький совсем. Раз в неделю падает.

Шульман умеет успокоить артиста. После его слов мне не страшно рассказать следующее: мы с Ромой Ланкиным решили тряхнуть стариной, то есть мной. Сыграем в Москве Тинга-Лингу. В заключительной песне обещаю танцы. 

20 декабря в Гиперионе. 

Начало в 19:00

Телефон. +7 916 613 4286 

Вместо эпилога песня для тех кто понимает. 

https://youtu.be/3BDt7h_Myds

КЛЮЧ

Мы с Лёней ехали всю ночь. В пути говорили о душевных ранах, нанесённых нам женщинами. Это приятная тема. Пока все обиды не перечислишь – не уснёшь.

В пять утра приехали в НН. Выгружая вещи, Лёня дал мне ключ от машины. ПОДЕРЖАТЬ. И я этот ключ ПОЛОЖИЛ В КАРМАН. Тут-то наше путешествие и стало интересным.

Через час Лёня не мог вспомнить, куда дел ключ. Спросил, не видел ли я его. Нет, я не видел. Может, выронил, говорю?

Пошли искать вместе, потому что мы друзья. Прочесали всё от машины до подъезда. Заглянули под каждый листочек, под каждую битую стекляшку. Ползали под нашей машиной и под соседними. Мы светили фонариком в шахту лифта. Мы прощупали самого Лёню и все его вещи. Ключа не было. А запасной остался в Минске.

Хозяева дома, где мы ночевали, вышли помогать. Они тоже заглянули под каждый листочек. Смотрели зеркальцем в ливневую канализацию, просветили шахту лифта полицейским прожектором, заглянули Лёне в уши и перебрали содержимое помойного ведра. Ключ пропал.

Тогда бабушка хозяев, 82 года, сказала, мы просто не умеем искать. Она лично осмотрела все листья во всех кустах. Проверила дупла и гнёзда. Опросила подруг-старушек, заставила их вывернуть карманы. Она процедила шахту лифта специальной проволокой. Приказала Лёне прыгать, а всем - слушать. Потом велела трясти Лёню вверх ногами над газеткой. Сказала что шутит, только когда Лёню уже несколько раз уронили.

Collapse )

(no subject)

Таксист в Минске рассказал. Вызвали его куда-то за город. "Убер" только появился. Приезжает, а там свадьба в ресторане. Все подъезды забиты. Сотни машин. Люди садятся, но тут же выскакивают. Все орут, пьяные, нарядные, весело. И никто никуда не едет.

Оказалось: тамада заказала такси для всех гостей. Она освоила программу заказа.
Гости тоже освоили программу. И каждый вызвал такси для себя.
А поскольку родственник белоруса традиционно немного беспомощней чем сам белорус, все заказали ещё и для родственника.

И вот, на двести гостей триста машин. Тамада запретила уезжать, пока лично не пересчитает всех в упакованном виде. И побежала пересчитывать. А поскольку Беларусь есть страна тотальной взаимопомощи, гости тоже побежали пересчитывать. Орали – Коля, Коля где ты? А Люба?

Бегали долго, потом сообразили - выстроились у шлагбаума. Каждая пара занимала одну машину, расписывалась в ведомости и только потом уезжала без права вернуться.
Вот так просто и неформально в Беларуси заканчиваются свадьбы.
Покуда помогать другим интересней чем себе – мы капитализм не построим! – сказал мне таксист вместо сдачи.

Друзья дорогие, любимый мой Минск! Приходите в четверг книжки подписывать. В пять часов, в Академическую книгу. Читать ничего не буду, просто обнимемся, потом фото с тем что я называю улыбкой. Шёпотом отвечу на интимные вопросы. Всех обожаю.

Адрес магазина «Академическая книга»:
Минск, проспект Независимости, 72,
начало в 17.00.
16-го мая.

Collapse )

Про Беларусь.

Дядя Петя считал наш приезд огромным праздником. Выбегал встречать, плакал, обнимался, а наутро убивал свинью. До сих пор неудобно перед свиньями. Сколько их полегло за моё детство!
Радость можно выразить иначе. Я говорил Дяде Пете, давайте выпустим свинью на волю, как соловья. Распахнём хлев – и пусть бежит.
- Ай ты ёлупень малый! – смеялся дядя Петя и целовал меня в макушку. И весь я от поцелуя пах как дядя Петя – коровами, тракторами и условной белорусской трезвостью, при которой всё что упало, то пьяное и должно стыдиться. А что ходит, то трезвое и весёлое.

Дядя Петя умел везде найти боровик. Под мхом, за километр, телепатически. Трюфельные спаниели, для сравнения, проделывают такие фокусы только в специальных дубравах. А дядя Петя - в любой точке галактики. Немцы спалили его деревню. Он всё детство развивал грибную интуицию, живя в партизанском лесу. Сейчас в тех лесах грибы по пояс и шевелятся. Вокруг светящихся кустов ходят трёхглазые совы и прочие слонолоси, спасибо Чернобылю. Детство кончилось. Дядя Петя стал травой и облаками. Отчасти поэтому, в Гомель я завтра не поеду. Только в Минск. Днём буду книжки подписывать, вечером судорожно аккомпанировать Бекназарову. Приходите, если чо.

Ваш ёлупень Слава.

p.s. Книжный на Русиянова 4., в 15.00.
Концерт в клубе "ЮЛА" на ул. Сурганова, 26. В 19.00. Но там дорого и, кажется, билеты кончились.

p.p.s. Ёлупень – неловкий, несообразительный человек. Балбес, растяпа, недотёпа, обалдуй.


Картина чисто для аппетита.

драники-домашние-610x300