Слава Сэ. (pesen_net) wrote,
Слава Сэ.
pesen_net

Categories:

Раньше они слушались.

b86b1_photopodborka_042



Машина чистоплотность чревата. Однажды она выйдет из ванной отдохнувшая, с вымытой головой, - а дверь снаружи исцарапана и домашние все уже полопались. Сама Маша считает, Лялина привычка сливать воду с разбега куда опасней. Младшая сестра сперва открывает дверь, гасит свет, потом возвращается, жмёт кнопку слива и ловко выбегает. Белый омут не успевает оторваться от пола и прыгнуть следом.


Постмодерн убил в Ляле доверие к унитазу. Мы-то привыкли. А вот неосторожный гость рискует получить головой в живот. И это совсем не то что читать Тура Хейердала в тишине.
Ляля считает горшок порталом. При модернизме в иные миры летали на урагане, или падали в кроличью нору, или ходили сквозь шкаф с шубами. Теперь достаточно стать ногами в сортир и дёрнуть за цепочку. Полминуты аквапарка – и ты в стране чудес со всеми её крокодилами.

Однажды Маша и Ляля гуляли в парке Кронвальда. Рижане знают как красив этот уголок по осени, если добавить в фонтан шампуня. От обилия газировки в организме дети чуть приплясывали и кусты осматривали с особым с интересом. Но всюду люди. Давление меж тем росло. Маша предложила посетить Дом Конгрессов, серое здание в форме огромного туалета с совершенно неуместным концертным залом внутри.
В фойе было пусто. По широкой лестнице спустились в гардероб. Тёмные пролёты, голоса невидимых уборщиц и латышская музыка в трансляции. Классический ужас. Собственные силуэты в зеркалах казались чужими и опасными. Пока нашли уборную, натерпелись страху. А потом, рассказывает Маша, Ляля вошла в кабинку и тут же выскочила с визгом. Там стоял унитаз с датчиком тёплой попы, почти живой. Автоматический кошмар, вполне соответствующий духу латышских госучреждений. Теперь Ляля боится ещё и официальных зданий.

Её не переубедить. У девочки марсианская логика. Ляля хочет работать охранником в ночном клубе чтобы драться каждый день и указывать людям что носить. Ещё, ей нравится варить карамель. Ещё, у неё твёрдая голова и богатое воображение.
Дети даны в радость, хоть и не всегда это очевидно. Сражаясь за расчёску или джинсы, они орут и требуют справедливого суда. Я не разбираюсь в их костюмах, обещаю всё порубить на равные части, если немедленно не прекратят. Они никогда не прекращают. Но тут же рассказывают, как взявшись за руки, бежали по Дому Конгрессов и визжали в терцию. И снова всё прекрасно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 125 comments