ГОТОВИМ ПРИНЦА ИЗ ТОГО, ЧТО ЕСТЬ В ХОЛОДИЛЬНИКЕ.
pesen_net


Идеальный мужчина обычно состоит в браке с некрасивой подругой. И это лишь часть вселенской несправедливости. Вторая неприятность - чем больше вложено труда, тем вернее он сбежит.

В детстве женщины верят в принцев «под ключ», которые первыми олезут целоваться. В реальной жизни надо приходится лепить Франкенштейна из полуфабрикатов, валяющихся по углам на чужих свадьбах. Зато какой простор для творчества!

Не то чтобы все мужчины были плохи. Просто женщинам не жаль сил на их перевоспитание. На свете всё можно улучшить. Поменять в Версале занавески, осветлить Биг-Бен, перестелить кафель на Сан-Марко - вот лишь три известных мне проекта. Только эгоистка будет переделывать себя в мире, полном несовершенства.

Мужчина не любит перемен. Его устраивает и он сам, и жена, навек двадцатилетняя. Что в ней улучшать? Две ноги, две сиськи, это ли не формула совершенства?

На свой счёт мужчина заблуждается.Розги и электрошок из кого угодно сделают яркую индивидуальность. И пока ЮНЕСКО не охраняет нас от брака, мы делаемся всё лучше и лучше.

Женские журналы объясняют: борщ, скалка, истерики и дозированный секс выведут из любого педагогического тупика.
Ибо сказано:
Если муж рычит на маму, создайте ему рефлекс. Пусть мама приносит пиво. К третьему её визиту питомец будет тереться о ноги и поскуливать.

Если прячет по углам зарплату, аккуратно соберите оставленные кучки. Вместо них разложите иронические записки. Идею щедрости закрепите тапочкой по ушам. Обыски и шмон не прекращать. Покажите, что система сильнее.

Если смотрит на чужие зады, не надо сразу стерилизовать. Толстый, не игривый муж - моральная обуза. Попробуйте лошадиные шоры. Или шокер. Названия устройств почти одинаковые, значит и эффект будет сходным.

Молодые мужья ещё спорят, подбирают аргументы. Не понимают, что в диалоге побеждают быстрая речь и своевременные слёзы.
Например, считают мужья, шпица должен выгуливать тот, кто его приволок. Сказать такое вслух может только негодяй. Ему тут же припоминают жёванную мимозу на 8-е марта, отвергнутых ради него лётчика, моряка, трёх банкиров и молодость, проведённую на кухне. Муж хватает шпица и бежит гулять. И больше никогда не диспутирует.

Один хитрый полковник, 27 лет в браке, чтобы не проигрывать в спорах, выработал мигрень. Лишь завидев пылесос, он падает на диван. Страшная боль пронзает его военный лоб. Терапевт подтвердил болезнь. Выписал справку за тысячу пятьсот двадцать три рубля. Сумма не ровная, чтобы не выглядела взяткой. В справке обозначено: тишина, вино и чтение книг допустимы, пылесос и швабра запрещены. Лишь на время ужина полковник всплывает из мира страданий к семье и детям.
Это не простой путь. Для мигрени нужен художественный вкус, а лучше театральное училище. Ну и расходы на терапевта учтите.

Другой способ называется итальянская забастовка. Все указания надо выполнять быстро и бестолково. Мясорубку сломать, посуду уронить, вместо сметаны купить потолочные белила. Скотч-терьера при мытье утопить.
Имитировать бытовой идиотизм унизительно, придётся услышать обидные слова. Вас даже могут отхлестать мокрой тряпкой за чужие лужи. Но кормить не перестанут. И однажды оставят в покое - в холодной, совершенно отдельной постели.

Лично я изобрёл метод грубой лести. Выслушав долгую нотацию, говорю потрясённо:
- Какая же ты красивая!
Дальше важно не снижать градус. Скромность и чувство меры отбросить и даже выкорчевать.
Как же я счастлив, говорю, что ты выбрала меня! (Речь идёт о развешивании картин). До сих пор не верю, что дышу с тобой одним дымом от сгоревшей курицы. Спасибо небесам и бардовскому фестивалю, где мы повстречались впервые. Я хочу исполнить все твои фантазии, но сначала позволь налюбоваться тобой в этом боковом ракурсе, лёжа с дивана.

Моя воспитательница всякий раз теряется. Хочет ругаться, но не выдерживает, краснеет, бежит к зеркалу. Вертится там и потом уже не помнит, во что хотела меня переделать.

НЕМНОГО УСАДЕБНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.
pesen_net
Роясь в бумагах, Лара нашла документы на баню. Оказалось, я женат на помещице. Я мог бы прыгать из парилки в пруд и удивлять коров своими плавными обводами. Но моюсь в ванной, как Шариков.
Лара говорит, там нет коров. В семидесяти километрах от города выживают только зайцы. Но где для Лары конец вселенной, для меня родовое гнездо и сердцу милый уголок.

В ближайшую же пятницу мы поехали наслаждаться дачей. Стоя в пробке с другими помещиками, я жалел горожан, которым недоступны росы, соловьи и сметана жирностью 300 %. Им не дано шлёпать селянку Лену по тому, что она сама в себе считает спинкой. Им не гулять в трусах, не ведая стыда. И конечно, яблоки из магазина ничего не скажут о рае и пороке.

В детстве на дачу ходил жёлтый автобус, весь в лунной пыли. Из-за малого роста я видел только чьи-то огромные сиськи. Теперь как царь, в собственном ситроене, на двоих четыре сиськи, еду.

Лара предупреждала, баня маленькая и заброшенная. Я думал она очерняет потому что не хочет копать корнеплоды. Оказалось, даже приукрасила. Зайцы спёрли окна, двери, мебель, дрова и электрический кабель. Остался только свежий воздух, источник страшного аппетита.

Вопреки всем этим нюансам, родовое имение мне очень понравилось.
Я отправил Лару нюхать цветы, сам стал рыть канаву для нового электрического кабеля. Траншея намечалась просторная, светлая, сорок метров на полтора. Немного насторожила трава. Она не косилась, почти не копалась и лишь с трудом рубилась. В интернете есть уроки от мастеров лопаты. Приёмы, подсечки, работа с центром тяжести и энергией ци. Но вся совокупная мудрость ютуба ничто против этих жёлтых цветочков. Вместо рытья получалась эпиляция. Я пережил отрицание, гнев, торг, депрессию и принятие. Я прыгал по лезвию всем туловищем. Чтобы вскрыть квадратик дёрна нужно тридцать прыжков. Площадь канавы 960 квадратиков. (Землеройные работы стимулируют устный счёт). Всё перемножаем, получаем 28 800 прыжков. Втрое больше, чем подпрыгнуто мной с рождения по этот трагический день. А ведь ещё надо вглубь! Если Дед Мороз не подарит экскаватор, как обещал в 1973-м, подключение электричества отложится до образования оврага по воле Господа в нужном направлении вследствие эрозии.

Три дня я долбил бронированную целину. И в целом, дачу расхотел. Банная паранойя заземлилась, как молния в июле. Человеку не пристало драться с улитками за три унылых огурца. Я удалил ссылки на продавцов рассады. Отменил заказ на газонокосилку. И уничтожил расчёты насоса с гидрофором. Я вернулся к детям. (Младшая курит, старшая собирается за границу, где точно выйдет замуж и пришлёт однажды фото незнакомых детей). Снова заинтересовался работой, на которой меня ценят и доверяют нырять в говно, что не всегда метафора.

Лара купила по инерции цветы для палисада. Сказала, ничего, будем растить их на балконе, раз с дачей не вышло. И хрюкнула печально. Разум как бы победил. Но в пятницу в каждом нашем зрачке загорелось по домику. И мы снова въехали в пробку. Там копать-то осталось тридцать восемь метров. Если эта канава ведёт в рай, в ней не жалко сдохнуть. Архетип большой лопаты сильней нас. Его ни объяснить, ни вылечить невозможно.

Привет, бывшая!
pesen_net
https://lady.mail.ru/article/496264-slava-sje-o-tom-pochemu-muzhchin-nelzja-brosat-ni-v-koem-sluchae/?from=slldy

ИЮЛЬ, ЖАРА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПИНГВИНОВ.
pesen_net
Лара задыхается от вида закрытых окон. У нас большое жилище, верхний этаж. Дом панельный, крупнощелевой. Сквозняки треплют волосы, у кого остались. Чай остывает мгновенно и страницы книг переворачивают призраки. Но Ларе мало, ей надо чтобы ветер швырял людей по квартире, чтобы ломал зонты и с корнем вырывал кактусы, за неимением тополей.

Наши окна всегда распахнуты. Мы живём как арктические чайки. У нас такие же хриплые голоса и ледяные носы. Мне снятся шторма, тайфуны и испытание человека в аэродинамической трубе. Зато у нас вымерзли пауки, мокрицы и некоторые виды гостей. Когда, пытаясь согреться, я закрываю окошко, Лара обзывает меня капризным и изнеженным. Меня! Который трогал пальцем пиявку! Который ел шашлык с бумажной тарелки!
Роман Ланкин пригласил нас на фестиваль. Состав участников фантастический. Три гениальных музыканта, восемь выдающихся. Но: Подмосковье, июль, палатки. Мы с Ларой рассмеялись. Холод, тайфун и вода в лицо привычны для арктических чаек. В иных условиях у нас даже аппетит не формируется. К тому же, прикасание к бардовской песне вскрывает кто из людей кислородная истеричка, а кто неприхотливый дикарь.
В юности я посещал походы с друзьями-туристами Риткой, Светкой и Наташкой. Атмосфера товарищества, царившая в палатке, оставила во мне глубокие невротические повреждения. Сейчас для экстрима мне хватает одной Лары.

Фестиваль оправдал ожидания. Косой дождь, косой ветер, наклонённые зрители. По глубине погружения человека в почву можно судить как давно он слушает концерт. Много детей, алкоголь запрещён. Отряды пионэрок следят за состоянием гражданских. Упавших сдают в полицию как предателей. У нас с собой был французский компот в бутылках без этикеток и стулья со спинками. Мы сохраняли вертикальность, несмотря на общую красоту пейзажа.

Ночью мы жались друг к другу с юношеским пылом. Я корил Лару что не растолстела и плохо отапливает палатку. Она же, угрожая ножом, забрала мою зимнюю куртку. И велела утром разбить на ней лёд.
На рассвете увидели гениального музыканта А. Он брёл по лесу, как по дну океана. Он согласился на компот и спел немножко грустных песен. Услышав, как задорно зазвучал А, подошёл Б. Потрясающий талант, даже в заиндевевшем виде. Б сказал что А невероятен. А ответил что Б сам невероятен. Заслышав А и Б, пришёл потрясающий В. В лыжных штанах и плаще поверх свитеров. Обычный костюм подмосковного лета. У него была синяя кожа. Мы как могли подняли внутреннюю температуру В до комнатной.
Три музыкальных светоча собрались под нашим тентом. Мне они дороже всех богем. Где-то за дождём ломали микрофоны простые выдающиеся барды. Судя по обертонам, они употребляли морс. Но настоящее искусство творилось здесь. Сама материя отступила под давлением духовности и компота. Прекрасные, прекрасные двое суток.

Единственное, в чём мы оказались не чайки, это туалет. На фестивале оборудовали яму с жердями, занавесили от глаз оленей и белочек. Жерди вмещали до шести участников в ряд. Посещаемость была так себе. Разучился поэт заголять зад в обществе других поэтов. Все предпочитают терпеть. В крайнем случае, бегут за восемь километров, чтобы встретиться с друзьями и врать, краснея, будто пришли за земляникой.
Я тоже гедонист и раб дверей со звукоизоляцией. Говорю Ларе, земляники хочется. Она не пустила меня одного за этой опасной ягодой. Мы вместе поехали искать лес, не содержащий фестивалей.
Нашли хорошее место, даже без дождя. Но из куста поднялся слепень. Четырёхмоторный, с блестящим фюзеляжем. Убить его кепкой не вышло. Пока махал, прилетел второй слепень, третий, потом ещё сто. Лишь отсутствие командного опыта не позволило зверям унести меня в чащу и обглодать. Моему возвращению Лара не обрадовалась. Наоборот, побежала прочь с тонким визгом. В тот день мы славно побегали по смешанным лесам Калужской области. Слепни, думаю, тоже полетали с удовольствием. С их точки зрения, никакие мы не чайки. В лучшем случае пингвины. В машину запрыгнули все вместе. Поездка оказалась живой и развивающей. Ноль скуки, никаких «поговори со мной я засыпаю».

На фестивале слепни сначала развыступались, но не пережили даже жидких аплодисментов. Их крохотные сердечки не перенесли столкновения с искусством. Пользуясь случаем, рекомендую применять бардов так же для борьбы с мухой цеце. Во славу африканского животноводства. За деньги, конечно.

Первое фото:
Стороннему зрителю наш праздник мог показаться невзрачным. (Великие Иванов, Аксёнов, Канашенко.)
Второе фото:
Но вот как выглядел наш фестиваль при взгляде изнутри меня.




(no subject)
pesen_net
Токари механического завода разработали метод соблазнения. Хватаешь женщину, тащишь в угол и там мычишь ей в подол, пока не очаруешь. В кульминации можно бросить её через бедро. Три из ста женщин верят, это и есть любовь. Остальные бьют по глазам расчёской. Но те три доверчивых процента стоят ран и унижений.

Метод токарей очевидно несовершенен. Женщинам не всё равно, с кем сопеть по углам. Погоны, деньги, кобура, загар, мускулы, всё следует развесить на себе в качестве презентации. Увидев такого красивого токаря, женщина сама бежит в угол.

Авиатор Коля жаловался на юрмальских красавиц. Невозможно, говорит, посещать ресторан в форме лётчика. Курортницы собираются в хоровод и ну кружить. Некоторые пытаются как бы случайно сесть жопой в тарелку. Коля признаёт, это отличный способ остаться в памяти.

В костюме лётчика даже я смог бы понравиться трезвой женщине. Но моя форма - это комбинезон с огромными карманами. Женщины такое не видят. Только цвет смутно припоминают. Говорят, приходило что-то синее. А было ли у комбинезона, например, лицо – не могут сказать определённо. Благодаря фасону костюма, моя работа абсолютно непорочна.

Лётчик Коля разбогател. Пригласил на день рождения, показал настоящих олигархов. На вид совсем как люди. У олигархов в моде неприметность. Только неестественно красивые жёны демаскируют их богатство. И рассказы о быте. Один гость захотел выпить вина, так пошёл и купил виноградник. Другой искал сериал на вечер, в результате приобрёл киностудию. Теперь ищет что такого снять, чтобы потом посмотреть.
Коля тоже рассказал историю. У него дача. Красивая Колина жена не понимала устройства деревенской канализации. И всё боялась перелива. Коля хотел её успокоить. Установил железнодорожную цистерну на 60 тонн вместо септика. Он русский перфекционист.

Однажды на даче потекла крыша. Коля выслал жену в отпуск, позвал мастеров. Ему оторвали черепицу. Говорят, стропила намокли. Коля велел менять стропила. Стены тоже отсырели. Русский перфекционист ненавидит жить в мокром. Вещи вывезли, стены снесли, обнажили фундамент. Коля захотел подвал побольше. Фундамент сломали, выкопали, выбросили. Прощальным взмахом экскаватор пронзил цистерну, 60 тонн домашних удобрений заполнили котлован. Жена возвращается из отпуска. На месте дачи озеро, утки плавают. Всё именно так, как она не хотела. Зато муж - настоящий лётчик, решительный и смелый. Чуть хлопотно, но женщинам нравится такая манера ведения хозяйства.

Токари механического завода на месте Коли много лет сушили бы лужи феном для волос и закрашивали бы плесень. Именно поэтому токари в 97 % случаев получают расчёской по морде, а Коля женат на красавице и ещё три в очереди стоят.

Я сейчас на дежурстве. Звонит какая-то бабка, трубу прорвало. Собираюсь поехать и взорвать бабку вместе с трубой и подвалом. Уверен, завтра женщины нашего ЖКХ станут обращаться ко мне по отчеству. И помнить будут долго, и взглядом провожать.

Дорожная песня.
pesen_net
Полковник Зубарев ненавидит пылесос. Фыркать, топорщить шерсть полковнику не пристало, поэтому он ложится и помирает. Говорит, давление поднялось. Жене полковника всюду мерещатся пылевые шары, гонимые сквозняком. Жена уверена, часть шаров полковник лепит сам, назло. Удивительно что кофе, коньяк и преферанс полковника не вырубают. Только пылесос.
Жена Виктория так поджимает губы, что неподготовленный собеседник сам сигает в окно. На полковника её губы не действуют. Труп мужа на диване лучшая укоризна сварливой жене, считает полковник. И продолжает лежать.
Супруги пускаются в спор за право умереть первым. Виктория потратила молодость на пришивание пуговиц к рубашкам. В награду получила лишь это. (Жест, описывающий полковника и диван как единое существо). Измождённая, она обещает не протянуть и года. Полковник вспоминает, скольких женщин бросил ради неё. Взамен получил давление и пылесос. В памяти всплывают дорогие сердцу смертельные обиды.
Влюблённые быстро доходят до знакомства в Париже. И тут же мирятся. Франция – единственное место, где полковнику не хочется застрелить свою зайку. В Париже нет пыли.
Я изучал этот феномен европейской гигиены. Когда Франция засыпает, на улицы выходят африканские дворники. У них огромные пылесосы. Судя по шуму, они подметают бомбардировщиком. Мне не хватило сил подняться и посмотреть. Да это и не безопасно. Дворникам плевать что вы латышский сантехник. Согласно телевизору, арабы насилуют всё. Латыш им ещё интересней, поскольку экзотика. Дворники хохочут и ругаются. В пять утра они полны сил, что позволяет отнести их к отдельному от нас биологическому виду.
Раз в год, чтобы выжить, полковник и Виктория посещают Францию. Не знаю как вышло, что я поехал с ними. Обычно, если экскурсия ходячая, я отказываюсь. Мне не понятна красота, которую нельзя съесть полулёжа.
Друзья мои бегают по замкам.
- Ах, как красиво! – говорят они, добежав до вершины. И сразу спешат в следующий замок. Полковник и Виктория (и моя Лара туда же) гуляют со скоростью четыре замка в день.
Трудно быть одиноким обжорой в команде спортсменов. Я просился в ресторан/посидеть/булочку. Мне отвечали тут дорого/вид на мусорники/скоро ужин.
- Хватит жрать! – кричали мне. – Бежим скорей в Сю-Мер-Шинансо-Анаксуа!
Я спрашивал, чем те новые руины лучше этих прежних.
- Глупенький, - говорили мне, - там же красиво!
Под этим надуманным предлогом мы пересекли страну справа налево. Я ленивый, не пьющий. К путешествиям не приспособлен. А они на ужин берут 11 бутылок вина и салатик. Говорят, ах какой замечательный стол. Если игнорировать выражение моего лица, конечно.
Спорт убил во мне любовь к истории. Скорострельность арбалета, время разгона коня до сотни и расход овса в литрах – всё стало мне не интересно. Хотелось только полежать и котлету. Они сказали, потерпи до Бретани, там устрицы.
Моя мама, крестьянская душа, кормила меня жареными свиньями, а устриц не покупала. Я рос дикарём. Другие дети всё откуда-то знали. Им дядя-моряк привозил. Устрицы пищат и ползут обратно, говорили дети. Это ужасно вкусная еда. Гипотетически, на свете мог остаться второй такой же невежа. Дальнейший рассказ для тебя, брат.
Устрица похожа на камень. В камне надо найти попку, вставить нож и вращательными движениями вогнать по рукоять. Потом надрезать пяточку, держащую створки. Через пять минут и десять проткнутых ладоней створки раскрываются. Знакомый постимпрессионист вскрывает устриц шуруповёртом. Высверливает дырочку, потом внутриполостно тычет, я думаю, ей в печень. Устрица доверчиво расслабляется. Тут-то её и жрут.
Желая прослыть интеллигентом, я одолел трёх. Остальных умяли постимпрессионист с полковником. Я же, наклоняясь к Ларе, стал иронизировать. В манере, которую сам считаю изящной. Лара ткнула меня в бок, как бы призывая довериться.
- Послушай, сволочь, - сказала она, - Твоё нытье портит мою Францию. Заткнись, или застрелю. Прямо вот этими плоскогубцами.
Лара может застрелить и голыми руками, под настроение. Я не стал поправлять на счёт плоскогубцев. Дальнейшая поездка мне очень понравилась.
Ниже, на двух фото лучшие виды города Дижон. На третьем я форсирую реку Эндр в манере, которую сам считаю брассом.




ТЕПЕРЬ И НА ВИДЕО.
pesen_net
Когда Лара хочет во Францию, в ней просыпается танк. А во мне просыпается блиндаж. Много чашек погибло в нашей войне, и один велосипед.
Я глубоко понимаю Лару. Сценарий её кукольных игр вертелся вокруг принцесс. Кто-то черноволосый вечно лез по стене, чтобы признаться в любви. Самая красивая кукла пила чай с пирожными и ничего не замечала. Так сформировались моральные ориентиры Ларисы - любовь, еда, красота и беспечность. То есть, Франция. Там любая женщина становится принцессой. На тридцать процентов при пересечении границы, остальное нарастает с каждым круассаном. Полное окукливание - когда голова уже брюнета поднимается над столиком с пирожными. За воплощение этой галлюцинации Лара готова продать не только родного мужа, но и что-нибудь дорогое.
Я жил в Париже, в квартире с видом на помойку. Счётчик воды был сломан, батарей не было вовсе. Париж оказался столицей легкомыслия и карнавалом необдуманности. Человек там жить не должен, если только он не принцесса.
Чтобы уговорить меня, Лара призвала единомышленниц. Законченные принцессы. Они говорят о Франции всегда, а в перерывах думают о ней. Принцесс зовут Виктория и Юрий Германович. Последний причисляет себя к брюнетам, но что-то я не видел его бегущим по стене в сторону пирожных.
Уговорщики пятьсот раз переспросили, правда ли я не хочу во Францию. По их мнению, я сбрендил. Это же счастье, говорят, там все виды рая обозначены на карте. Ты, спрашивают, можешь вообразить рай? Да, я воображал рай в зубоврачебном кабинете. Доктор велел расслабиться и думать о приятном. И включил запись прибоя. А сам вставил обе руки мне в рот. Его медсестра тем временем показала мне метровый шприц. Размер иглы, ей казалось, мог бы меня успокоить. Потом доктор рванул меня из кресла в потолок, ухватив за единственный зуб. И спросил, отчего я такой напряжённый. С тех пор в шуме прибоя мне слышится хруст костей черепа. А предложение расслабиться вызывает панику.
Именно это и предложили принцессы. Говорят, мы всё организуем. Лежи и наслаждайся на заднем сиденье. Но я видел, как они паркуются. Им для разворота нужна пустыня. Куда они собрались меня везти? В институт травматологии?
Да, у меня проблемы с доверием. В самолёте я не сплю, потому что кто-то должен держать машину в воздухе силой своего ужаса. И прежде чем пустить дочь на кухню, я готовлю бинты, набираю номер скорой, охлаждаю кипятки и туплю ножи. Потом только разрешаю чистить лук. Но тут же содрогаюсь, что я за зверь такой. У неё же ограниченное число пальцев! И всё доделываю сам, один, лишь бы все уцелели.
Без меня мир рухнет точно. Трубы лопнут, бабушек смоет в море. Также, собаку никто правильно не выгуляет, доведут ребёнка до истерики
Но и во Франции без меня принцессы заблудятся, подхватят малярию, потеряют телефоны и честь. Эта невозможность связать и обездвижить кузнецов моего счастья – вот главная беда.
Лучшая моя Франция - сидеть дома, орать песни. Ниже прилагаю кино об этом феномене. Пельмень в белом – это я.



Пупок работы Павла Писако
pesen_net
Мир состоит из твёрдых, острых и обжигающих предметов. Пока ребёнок сидит на стуле и ест суп, я за него спокоен. Но лишь только он слез и пошёл, мне всюду мерещатся крокодилы.

Я слышу сквозь стены, чем занимаются дети. Я слышу, подметают ли они пол, или прячут мусор за диван. И правильно ли согрето молоко, или кто-то хочет ангину. Мне по хохоту понятно, сделаны ли уроки. Я распознаю конфеты по шуршанию фантиков. Вообще, управлять процессами через подслушивание – это очень современно.

Однажды у детей раздался страшный грохот. Будто небо лопнуло. Словно на нас упал Сатурн, твёрдый, острый и горячий. Или Уран. Звуки падающих планет я пока различаю с трудом.

Я бежал к детям, крича «что случилось - что случилось!?» Мне никто не отвечал. Оказалось, они всего-то выдавили стекло в двери. Грохот космический, на деле ни синячка. Все пальцы на месте, я дважды заставил пересчитать.
Дети врали и указывали друг на друга, как и положено законченным ангелочкам. Обе были страшно не виноваты. Каждая никого не трогала. Просто беседовала. При этом одна ломилась в дверь, вторая не пускала. Виноват в крушении стекольный завод, не учёвший нашу экспрессию. Нам всё-таки нужны стёкла, устойчивые к давлению задом, плечом и коленом.

Я велел всем сидеть на диванах, пока папа подметает. Велел думать о поведении и искать в себе стыд. Маша спросила, почему я не ору. Родители должны орать, это закон природы. В ответ я рассказал притчу.
В юности я целовался с Леной. Как-то вернулся поздно, в хорошем настроении. И решил подтянуться на турнике. У каждого мальчика есть турник для выражения чувств. И так удачно раскачался, оторвал перекладину, влетел в дверь и выбил стекло, за которым спал папа. Отец встал, посмотрел и снова лёг. Молча. Настроение у него было хорошее. В сравнении с приснившимся взрывом паровоза, стекло показалось ему пустяком.

Я сам стеклил ту дверь. Знакомый витражист предложил вставить витраж с обнажённой женщиной. Чуть дороже чем «морозко», но красота в пределах пятнадцати долларов бесценна. И папе будет приятно. Стекольщик сказал, мы возьмём за основу Пикассо.

Я согласился, потому что не знал про танцовщицу Ольгу Хохлову. После развода ней Пикассо перестал изображать целых женщин. Он всех их сначала взрывал гранатой, потом зарисовывал результат. Разбросанные по холстам носы, глаза и ноги как бы рисуют нам специфику жизни с русской балериной. Это всё равно что жениться на блендере.

Мой стекольщик выбрал для вдохновения картину «алжирские женщины». Особенно ту её часть, где в зеркале отражаются сиськи. Я взял подарок и пошёл вставлять. И только дома развернул. Тут-то мне и разонравилась эта Хохлова.

А вот папа витраж похвалил. Там где мне виделись ноздри в очках, ему открылась грудь хорошей формы. Папино чувство прекрасного стало новостью. Я думал, он только в грибах разбирается. Маме мы сказали, это витраж от Тиффани. Абстракция. Мама обрадовалась. За что угодно от Тиффани женщины готовы верить хоть в целомудрие мужчин, хоть в добрых крокодилов.

Грудь алжирской женщины, отражённая в зеркале и слегка обезображенная латышским витражистом, провисела в доме много лет. Ни один гость не решился переспросить, что висит у нас в двери.
Родители не ругали меня ни за стекло, ни за скабрезность. Именно их миролюбие я и пытаюсь передать теперь по наследству. Так сказать, от стекла к стеклу, от Сатурна к Сатурну.


Юля говорит
pesen_net
Юля говорит, напишите новое, свежее, неожиданное. Например, про женщин. Ну я и написал.

https://lady.mail.ru/article/494693-slava-sje-o-tom-kak-muzhchiny-na-samom-dele-otnosjatsja-k-sportivnym-zhenshhinam/

Очень тонкий комплимент с собакой в основании.
pesen_net
Дети мечтают о собаке. Желательно о крупной овчарке. Чтобы сразу дружок, оружие, кровать и транспорт. Некоторые родители покупают собаку, другие суть монстры без души и сердца. Мне безразличен мой моральный облик. Знавал я одного щеночка. Он только родился, сразу скушал всю обувь и закусил шкафом. Моё жизненное кредо теперь — лучше злой, зато обутый и меблированный.

Я женился на девушке с овчаркой. Это так по-чеховски. Собака меня приняла в дружочки, оружие, кровать и транспорт. Она согласна быть моей столько раз, сколько сосисок осталось в пачке. Мне неприятны её жадность и легкомыслие. Сам я готов полюбить человека не меньше чем за шницель.

На прогулках мы развили много ненужных навыков. Например, внутренним GPS-ом я чую распределение кошек по району. Если ошибусь, мне вырвут руку из плеча. И будут таскать по говнам до полного удовлетворения.

Овчарка страшный оптимист. Она считает, полупустой стакан можно наполнить из крана. Она научила меня какать на тротуар, не прячась. Она всегда рядом. Она верит в случайность обеда. Внешне неотличимо от любви и преданности. Мы всё делаем вдвоём. Например, сейчас мы пишем этот рассказ.
Она приносит мячик, потом уносит мячик. Она не разговаривает со мной лишь потому что слушает. Однажды, пьяные гости накормили её шашлыком. После праздника она стреляла угощением на восемь метров, да с чёрным дымом. Но слова дурного не сказала об отравителях. Никого не выдала. Сам я больше не могу есть, когда никто не смотрит в рот. И не вхожу в дом, пока мне не поскачут по ногам, и не поцелуют с языком. Она единственная виляет хвостом на Набокова. Из домашних никто так не разбирается в литературе.

А недавно, воспользовавшись незапертой дверью, собака сбежала. Я пошёл как бы ловить. Мы обежали наш район, посетили соседний, потом лес и свалку. Обоссаные кусты, этот собачий фейсбук, не давали ей уйти в отрыв. Традиционные ценности - мячик, сосиска, Набоков — всё было отброшено. Свобода и демократия вскружили ей голову. На одной полянке я сделал вид, что всё, надоело. Я нашёл нового друга, Палочку. Я подбрасывал палочку и тут же ловил. Мне было очень весело. Бросал метров на пять, хватал и снова бросал. Сам Станиславский не выдержал бы и присоединился к моей игре. И санитары, если бы доехали, тоже бы присоединились. Вот и собака купилась. Тут я её поймал, взнуздал и верхом поскакал домой.

С тех пор мы гуляем на коротком поводке. Нас таких много ходит. Большей частью породистые мужчины со шпицами. И я, с овчаркой. Только очень красивая женщина способна завести мужа, потом собаку, потом отправить всё это гулять. Вечерами, пролетая в вертолёте, можно видеть как много в нашем районе красивых женщин.


Фоточка иллюстрирует общую тягу кобелей к прекрасному.


?

Log in

No account? Create an account