(no subject)
entry is in top500 rating
pesen_net
Нелепо сгорбившись, застыв с лицом печальным, овчарка какает.
(С) Кибиров.

Это не моя собака. Она досталась мне вместе с женой. Ей никто не занимался (собакой). Она сидела в пустой квартире и выла (я всё ещё про собаку). И жена предложила её забрать.
Я всегда мечтал о красивой жене. И теперь, когда мечта сбылась, вынужден мириться и с другими её добродетелями, которых не заказывал.

От частого одиночества пёс повадился выть в терцию. У него сильный голос. Соседи не верили, что христианское млекопитающее может звучать так инфернально. В панельных домах звуки вообще разносятся, не поймёшь где убивают. Дворничиха обращалась уже к уфологам и некромантам. Потом мы пса забрали, и призрак оперы пропал.

Перед прогулкой этот пёс лает. Не может скрыть радости. Не замолкает ни на лестнице, ни в лифте. Вы же помните про сильный голос? Я давал ему в дорогу мяч и палочку, но он лает сквозь любые предметы. Даже с закрытой и замотанной пастью. Видимо, он лает самой душой.

Мы живём в латышском районе. У нас культурные соседи. Добрый день, как дела, какая милая собачка. Спрашивают, не слышим ли мы иногда потусторонний какой-то плач? Мы ничего не слышим, у нас слух не музыкальный.
Здесь под окнами растут настоящие цветы, а не вкопанные покрышки. И у подъезда сидит кошка Мирдза. Её имя означает "сияние". Мирдзу гладят все, кроме нас. Мы никогда не гладим потенциальную еду.

Вчера пошли гулять. Едем в лифте, лаем по привычке. Открывается дверь, вбегают соседские собачки, братик и сестричка. Им нравится наша истерика, они кусают нас за ноги в знак поддержки. Мы не можем их съесть потому что дружим с хозяйкой. Шум, скандал. Я выношу на улицу трёх животных вместо одного. Раскланиваемся с милой хозяйкой, желаем доброго дня и улыбаемся. Потому что домашние животные - боже какие забавные. Кошка при этом шипит, собаки визжат. Хозяйкина дочка сбивает с меня своих собачек клюшкой. Какой-то мужчина что-то орёт из своего БМВ. Вот так широко, с праздничным шумом, русские собаководы ходят гулять.

Рядом с домом лес. Клещи, ёжики, настоящая тайга. Можно какать без пакетиков. Обычно, мы успеваем добежать. Но после драки этот неврастеник усаживается прямо в цветы под окном. Милая соседка, дочка, мужчина и собачки, все смотрят, тварь ли я дрожащая, или соберу говно руками?

Конечно, соберу. Моё ворчание слышат только подснежники. Во-первых, почему так много? Он же не медведь. Во-вторых, это не моя собака. Зачем он мне вообще? Мы такие разные. Он экстраверт и сангвиник. Я же – мизантроп и зоофоб.

Этот пёс, он всё любит безусловно. Поэтому его мир - цветы и солнце. Я же, простой русский писатель, брожу по латышскому району с собачьим говном в руке. Одна прогулка, а какие разные впечатления.
Это мне за то что любить не умею.

Немного японской поэзии.
pesen_net
Если ваша женщина обиделась, не паникуйте. Не пытайтесь сбежать, они этого не любят. Возможно, женщина захочет что-нибудь в вас бросить. Стойте ровно, она промахнётся. Притворитесь камнем или веточкой коралла. Неподвижная еда лягушке не интересна. Вскоре женщина отвлечётся на радугу и забудет зачем вбежала.

Не спрашивайте, кто обидел. Она решит что вы её не понимаете, а это очень, очень плохо. Садитесь и созерцайте обиженную как часть природы, как вулкан, который однажды уймётся.

Лара в гневе похожа на сакуру. Вдруг порозовев, уносится в спальню и оттуда страшно молчит. Потом курит с балкона и пепел стряхивает на кошек. Заедает Sauvignon Gris сосиской. Она считает, это вершина порока. Точнее, его дно. Смотрит MTV с каменным лицом. Качает при этом тапочкой. Изучает цены на домики у моря. Мысленно живётв разных городах. К вечеру ощущает себя загоревшей. Покупает в подземном переходе книгу о самопознании, беляш или ещё какой нуар. Пьёт какао в привокзальном буфете. Смотрит сквозь стекло на город так, будто уезжает навсегда.
Взрослый человек имеет право самовыражаться с помощью какао. Лишь когда все сцены сыграны, я торжественно выхожу из шкафа.

Однажды за ужином мы спорили, кто из нас порочней. В контексте она призналась:
- Как-то раз мою розу сорвали в день знакомства.
Любопытный факт: в своё время, после тридцати ужинов в ресторане мне достался лишь примятый лютик.
Продолжая идиотские гиперболы: я до сих пор за каждый колокольчик полевой убиваю по дракону. (Казнь дракона - точная метафора сухого бритья на скорость).

Я выразил обиду в меру своих представлений о театре. Сказал "ну-ну" и борщ доел без аппетита. Лара попросила уточнить, откуда в моём "ну-ну" нотка укоризны? Я же сам таскал её по ресторанам, как псих. Она думала, у меня булимия. Три килограмма набрала в ожидании развития сюжета. Сейчас она чуть приврала чтобы спор выиграть. А я так легко счёл её падшей!

Дальше всё было стремительно, слова не успел сказать. Спальня-балкон-вокзал-какао. Второй раз за месяц сакура цвела.

Я на этой картинке справа, переодетый девочкой. Метафорически, конечно.


(no subject)
pesen_net
Лучшая из женщин, включая тех, кого уже не помню, привыкла во сне обниматься. Она кладёт на меня ногу. Потом вторую, как бы невзначай. Они холодные, а мой жар пропадает в никуда. Рукой цепляет за шею. Второй рукой как получится, за губу или ухо. Удав обнимает оленя с такой же любовью. "Какая надёжная и плотная фиксация" - думает олень на прощание. Я знаю мысли оленя, потому что часто их думаю.

Раз в месяц, на растущей луне, мне хочется большего. Вдохнуть до трёх литров воздуха или испытать какую-нибудь бунтарскую позу. Капризно раскинуть руки. Но нельзя. Мне разрешены две позиции: "эмбрион" и "монорельс".

Лучшая из женщин долго жила на берегу залива, в маленьком домике. Там было много солнца, моря и одна кровать на полтора человека. Чтобы не упасть, приходилось цепляться за мужчину-якорь. Женщина не виновата в своём прошлом. Она с рождения кого-то любила. В ней любовь живёт всегда, как во мне аппетит. Даже на необитаемом острове она вырезала бы себе мужчину из берёзы и ночью бы его удавила. А кому не нравятся такие милые привычки, тот может спать на пуфике.

В первую очередь, мне не нравятся рассказы, в которых душат не меня. Тем более, знаю я того клавишника. (Пианисты не выносят слово клавишник). Там держаться не за что. Наверняка он синел неровными пятнами и хрипел фальшиво. Я же становлюсь к утру приятно-фиолетовым, и вешу как настоящий якорь. Скорей кровать проломится, чем кто-то с меня упадёт.

Я ни в коем случае не жалуюсь. Меня отучил жаловаться один прапорщик. Он дал мне одеяло с большой дырой по центру. Я попросил заменить. Сказал, если нельзя без дыр, то пусть они будут маленькие и по краям. В ответ прапорщик научил меня спать вертикально на посту, в мороз на рельсах и на турнике, не прекращая упражнений. Я научился отключать полголовы, как дельфин. Могу левым полушарием отдыхать, а правым исполнять строевую песню. Там же отпала надобность в одеялах, тепле, воздухе или ещё каких-то явлениях физического мира. Мне для сна нужен только я сам. Вспоминая этого мудрого человека, я прошу лучшую из женщин обнять меня покрепче. И она с готовностью расплетает кольца мне навстречу. Говорит, повезло мне, что я мягкий, не оставляю заноз и тем опережаю берёзу.


(no subject)
pesen_net
В парикмахерской разладилось отопление. Пришла письменная заявка, в ней сплошные метафоры. Мытьё головы описано как пытка холодом, упоминается Сибирь, в конце пассаж про "совесть". Дело подозрительное, послали меня.

Встретила парикмахер Алина. Вежливая, но настойчивая. Захотела посетить теплоузел и технический коридор. Убедившись, что дементоры не отсасывают её личное тепло, растерялась. Спросила, как же быть?

Я кратко пересказал учебник теплотехники. В парикмахерской стеклянные витрины, холодный пол, дверь без тамбура, радиаторы на 4 киловатта. А надо хотя бы на 6. Алина возразила: радиаторы очень хорошие, под старину, с узорами.
Она уложила меня под кресло для мытья головы, чтобы не сбежал. Посмотрите, говорит, как там труба засорилась. А сама вызвала юриста Анастасию. Эта Алина - вылитая Натали Портман. Анастасия как Шарлиз Терон. Из-под кресла для мытья головы женщины вообще выглядят интересней. Хотелось чинить это кресло и чинить.

Алина и Анастасия считают, кто заплатит сантехнику, тот жирная корова. Настоящая красавица очарует, сведёт с ума. У неё мужчина трудится за радость общения. И не важно, как он добудет тепло, пусть хоть вёдрами носит.

Убедившись в полнейшей моей импотенции, парикмахерши обратились к четырём другим специалистам. Каждого сексуально облучили. Но ни один не продал честь и не потрогал бесплатно ни вентелёчка. Наоборот.
Сантехник Саша рассмеялся в голос.
Юрий обругал этот салон и всю отрасль.
Григорий ушёл молча, в звенящей тишине.
Андрей плакал над человеческой глупостью.
Так парикмахерши познакомились с теорией четырёх темпераментов Гиппократа-Галена. Но не согрелись.

Мне жалко Алину. У неё депрессия и гипотермия. Недавно опять лежал я под её креслом для мытья головы. Слушал рассказ о красках для волос. Фантастически скучно. То ли дело, справочник теплотехника.

Мой директор спросил, как дела в салоне красоты. Пошлёпал по лысине. Что-то, говорит, результатов не видно. Коллеги заподозрили меня в педикюре. Дали ряд советов по уходу за волосами в Арктике.
- Скажи им, гусиная кожа – это красиво.
- Пусть поставят тренажёры и стригутся на скаку.
И самое остроумное, ни разу не банальное: – "Согрей их жаром тела".

Они не знают какова Натали Портман, если смотреть из-под кресла. Им не выпало шанса, устраняя засор, окунуться в мир гламура. Их не гладили в детстве по макушке, не делали "косые" виски и не украшали одеколоном "Сирень". Там, где у людей душа, у сантехников монетоприёмники.

Вместо потрясающей развязки и морали, вот вам фото гусиной кожи на фоне юной груди.

(no subject)
pesen_net
У Маши в Германии одиночество и грусть. Говорит, никто её не любит. Как зовут этого никто – не признаётся.

Пошли они гулять небольшой компанией, 27 человек. Был там один Коста-Риканец. Он сказал, при всём богатстве природы, таких блондинок в Коста-Рике нет. Ещё бразилец в майке. РАньше он видел +8 только в холодильнике. А тут зима, Европа. Маша отдала ему свой шарф. Пока помогала наматывать, разбила ему миокарду. Вечером пришлось танцевать одну сплошную самбу. Бразилец рассказал другим парням, как у них в стране прячут труп соперника. Пираньи, крокодилы и прочая фауна – вот основа крепких браков.

Про каталонца уже говорили. К нему приехала испанка из Мадрида. Стройная, улыбчивая дрянь. Теперь Маша выступает за отсоединение Каталонии. Готова подносить снаряды и перевязывать рану, если что. Она прислала фото. Именно так в шестнадцать лет выглядят одиночество и грусть. Во всех других возрастах они называются счастьем.


О богемных вечеринках.
pesen_net
(С) И, написав "куда", не ставлю вопросительного знака.

Паша Фахртдинов как солнце, а девушки с ним как звёзды. Приехали в Ригу встречать Новый год. Для гармонии им нужна была ещё чёрная дыра, позвали меня. Паша говорит, приходи, поиграем в "шляпу".
- А кто ещё будет?
- Алиса, Лиза, Настя, Аня, Даша и Михалыч.

Обычно я нелюдимый. Если только речь не идёт о девушках. Если надо снести что-то бетонное, просто поставьте это между мной и девушками, а сами пригнитесь.

Все они оказались докторами психологии или хотя бы лингвистики. Молодые, красивые. Во всей стране таких пятеро, восемь из них дружат с Пашей.
Игра в шляпу похожа на "ассоциации", но для высшего разума. Довольно быстро выяснилось, кто тут доктор наук, а кто чёрная дыра. Из милосердия предложили другую игру. Не на ум, а на психологию. Это был мой шанс поправить то, что было когда-то самооценкой.

Вторая игра называлась "кино". Разгадываем характер игрока по поведению. Потом, по первым буквам характеров, составляем слово. Доктора наук считают, эта забава не требует мозга. Участникам достаточно знать систему Станиславского и дифференциальную психологию Реймонда Кеттелла. И всё, можно побеждать.
Помолясь, приступили. То есть я молился, а девушки приступили. Они втайне распределили роли, меня назначили угадывать.
Лиза взяла меня за руку и обожгла синим взглядом. И потрепала по затылку, и спросила – ну что, пойдём?
Лариса призналась, что хочет меня убить и пригрозила вилкой.
Потом Лиза накрасила губы и как бы случайно показала бедро.
А Лариса наговорила гадостей, метнула в меня тапок и попыталась укусить.
А Лиза назвала дурашкой и села на шпагат.

За три минуты я заново пережил ярчайшие моменты своей жизни. Потерял все нервы, но разгадал что Лиза Порочная, а Лариса Агрессивная. Оставшиеся шесть характеров не осилил, ибо впал в кататонию от первых двух. И когда, наигравшись, все пели Киплинга в переводе Лозинского, я не солировал, как обычно, а только мычал.

Этот вечер духовно меня преобразил. Вчера вышел на работу. И с самого утра застрял в кухонной мебели у одной женщины. Она вытащила меня за ноги на середину кухни, обозвала алкашом. Прежде я ответил бы грязными эвфемизмами. Сейчас же увидел в хозяйке лишь порок и агрессию. Пусть в зачаточном состоянии, неумелые ещё, не красивые, но это они. А когда дворник Зина обещала сломать об меня лопату, я разгадал в ней не сколопендру как раньше, а фактическую женщину.
Более того, всю эту ахинею я пишу не с внутренним нытьём, а с какой-то радостью. Мне ещё хочется вставить куда-нибудь слово "сублимация", но пока не знаю куда.


О курицах Нижней Силезии.
pesen_net
В Нижней Силезии не готовят оливье. Потому и пьют без радости, что некуда упасть лицом. И в целом их Новый год не такой уж новый. Маша решила исправить этот недостаток.
После школы она пошла покупать курицу. Связь оливье и курицы вам не очевидна. Мне тоже. Но в шестнадцать лет эрудицию заменяет решительность. В родильных домах есть множество тому подтверждений.
Маша учится в Германии, по обмену. Ей бабушка дала кучу советов, как избегать геев и арабов. И тем пробудила сильный интерес. Маша даже расстроилась, получив распределение в район, где нет ни тех, ни этих. Также в округе нет магазинов и общественного транспорта. Почти. Есть школьный автобус и один магазин. Так же бродит там где-то один гей и один араб. Маша их ещё не встретила и детально не опросила.

Пока расплачивалась за курицу, автобус уехал. Маша уселась на остановке вдвоём с курицей. Метафорически, на остановке сидели две курицы.
Через час проехала бабушка в электрической каталке. Она сказала, ждать без толку. Ибо у всего есть предел, даже у автобусов.
Вы же помните про решительность? Маша пошла пешком. Всего-то пятнадцать километров до дома, по ощущениям. Так же интуитивно Маша выбрала одну из пяти дорог. А чтобы не скучно было, позвонила мне. Сразу сказала, чтобы я не беспокоился. Конечно, я сразу обрёл покой. Маша говорит, - я иду сейчас по Нижней Силезии, размахивая курицей. Немецкой маме звонить стыжусь, в службу спасения тоже. Ничего, говорит, дойдём. Только ты трубку не бросай.
Очень хладнокровно я представил как застрелюсь, если с Машей что-то случится. От меня до дочери шестнадцать часов, если игнорировать тормоза и Польшу. И ещё час на истерику в полиции. Ребёнок тем временем будет грызть сырую курицу и плакать. Ужас.

Я рассказал Маше про индейскую технику ходьбы на дальние дистанции. Показал на себе принципы дыхания и как переставлять ноги. Посоветовал использовать птицу в качестве противовеса. Потом отвлёк беседой о любви. Мне в юности нравилась одна девушка. Однажды я выгуливал её 25 километров. Я был уверен в себе как в рассказчике, а как в насильнике – не очень. Оказалось, всё наоборот. Она ждала когда же я заткнусь и сделаю что-нибудь руками. И речь не шла тогда про "прибить картину". Короче, было всего одно свидание, довольно изнурительное.
Вторая любовь не дождалась меня из армии, третья курила, четвёртая оказалась замужем, на пятой приехала немецкая мама и спасла Машу.

Когда школьный автобус не привёз ребёнка, в Нижней Силезии расконсервировали танки и авиацию. Минуты оставались до нападения на Голландию, потому как повод отличный.
Маше объяснили про немецкие автобусы. Всё не как у нас. Изменить ему можно только со спасательным вертолётом. Такие понятные нам причины опоздания как "там была такая радуга", "бедный котёночек подавился", или "я решила приготовить оливье" у немцев не работают. Совершенно не творческая нация.

На следующий день Маша поехала покупать морковь. На велосипеде, по автобану. В Италии ей бы кричали "белла", "рагацца", "пиколла". Немцы более сдержанные, просто сигналили. Потом остановился один мотоциклист. Он прогнал Машу с автобана вместе с велосипедом. Возвращалась через лес и поле. Добралась к ночи, принесла в дом много плодородной земли. В общем, обычная школьная жизнь.
Вчера Маша рассказала, как познакомилась с каталонцем, коста-риканцем, шведом, чехом и французом. Я скоро буду настоящим полиглотом. По крайней мере в рамках фразы "отрежу тебе всё, если обидишь мою девочку".

ЗЫ. Нижняя Силезия, если вдуматься, оказалась Верхней Саксонией. Они там издеваются.

Молодая мать! Скача на коленях деда Мороза...
pesen_net
Молодая мать! Скача на коленях деда Мороза, помни, он живой! А ты – тяжёлая и сексуальная.
В курилке драматического театра такое рассказывают. У заслуженного артиста Петрова дед Мороз по Станиславскому. Внутренний монолог, сверхзадача. Когда он в роли, все становятся детьми. Ещё Петров верующий, в хоре поёт.
- Мы тоже хотим желание! – кричат мамаши.
И плюхаются Петрову на колени. И елозят, вспоминая чего они там хотели. А под шубой-то живой мужчина, хоть и в образе. Шампанское помогает женщине сбросить возраст, но не вес.
- Норковую шубку, на Бали, тойоту. Дедушка, ты запомнишь, или записать? – спрашивает мамочка, разворачиваясь к Петрову прямо на нём же.
- Господь подаст – отвечает Петров смиренно.
Среди мамаш встречаются с длинным списком и медленно формулирующие. Внутренний монолог и сверхзадача летят к чертям. Петров считает, это ему испытание за жадность и язычество.
- Ты где был? – интересуется жена Петрова, когда он кидается на неё после работы, вместо того чтобы упасть в изнеможении.
- Раздевайся, потом поговорим – отвечает дед Мороз.
В связи с вышеизложенным у меня, как сантехника, вопрос. Почему всё хорошее достаётся тем, кому оно не надо?

Жизнь детей.
pesen_net
Машу отправили в Германию на год, на перевоспитание. Через год Германия должна научиться любить бардов, чай и греческую философию. Наш дедушка провожал словами «там тебя научат Родину любить» и «служи честно, сынок». Я почти не возражал. Я был уверен, Машу скоро вернут. Страна чистоплюев не станет менять конституцию ради некоторых привычек моей дочери. Неожиданно, Маша поселилась в семье, где детям можно не мыть посуду. Значит недостаточно плохо я её воспитывал.

Маша пишет, кормят отлично, погода хорошая. Городок маленький. Со всех сторон другие городки без всяких пауз. От моря до моря одна сплошная деревня. Через две улицы Голландия, немцы там выгуливают собак. Собачьи какашки как бы намекают соседям, что некрасиво кичиться богатством. Голландцы приезжают, сорят деньгами, скупают дешёвые немецкие продукты и занимают лучшие лежаки на немецких пляжах. Совсем как эстонцы в Латвии. Мы бы эстонцам тоже мстили, но наши собаки в такую даль не добегают.

Маша пишет, в той семье тоже есть дедушка. По субботам после пива он вспоминает как брал на танке Амстердам и всё грозится повторить. Немецкий дедушка подарил зонтик и десять евро на аттракционы. Отличный мужик, мы считаем.

Руководит семьёй мама Сабина. У неё три дочери. Младшая, Августа, бегает к Маше порыдать. Маша понимает не все детали немецких трагедий. Но чувствует, для лечения подошёл бы метод направленных ассоциаций Карла Густава Юнга и немножко электричества. Спрашивает, как перевести Юнга обратно на немецкий. Ещё говорит, обнимашки настолько эффективны, что остальная психология может не понадобиться.

До поездки Маша была космополитом. Считала, неважно из какого ты народа, главное не быть скотом. Но познакомилась с женщиной из Польши, которая немецкого не знает, зато помнит русский. Так вот обнялись и плакали. Полячка работает сиделкой у глухой бабушки. Про бабушку потом расскажу, напомните.

Маша решила приготовить какое-нибудь славянское блюдо. Потом прислала СМС:
«Я сварила худший в истории борщ».
Такая самонадеянность свойственна молодым кулинарам. Они забывают о тех, кто творил задолго до них. Например, один мой суп сам проел дно в алюминиевой кастрюле и утёк на нижний этаж. Нижних соседей я с тех пор не видел и вряд ли это совпадение.

Маша купила два свиных стейка и овощи, какие помнила из детства. Приготовила всё быстро, за полчаса. Немецкая мама отобрала поварёшку. Она сказала, может на крайнем севере и готовят борщи за полчаса, немецким свиньям надо вариться дольше. Она что-то выкинула, чего-то добавила и кипятила всё сто двадцать минут ровно. Итоговое блюдо семья сочла вполне русским. Маша собирается приготовить ещё оливье. Скоро немцы поймут почему у всех у нас на фото такие грустные глаза.

Мама Сабина любит детей всех и всегда, даже противных. Она надеялась, Маша перезнакомится с одноклассниками и приведёт в дом хотя бы тридцать человек. Мама Сабина была бы счастлива всех накормить и потом навести порядок. У неё уже закуплены специальные лопаты.
Но Маше не даётся контакт со сверстниками. У неё вообще высокие требования к инопланетянам. Немецкие дети не поют Визбора, им не интересна теория чёрных дыр, пересказанная жестами. Вместо знакомств, Маша на переменах прячется под лестницей. Не хочет смущать. Однажды она шла по Голландии с собакой, декламируя
«И восходит в свой номер наверх по трапу постоялец, несущий в кармане граппу…»
Так вот европейские люди переходили на другую сторону улицы. Наши бы на их месте сами бы прицепились и подружились.

Маше неловко перед немецкой мамой. Среди приехавших по обмену детей полно других, общительных. Девочка из Швейцарии, например, привела домой ослика. Познакомились на ипподроме. Одного мальчика пригласили на два дня рождения и в бассейн. С ответным визитом он привёл женскую сборную по плаванию. При том что даже немецкого не знает, а просто красивый испанец.

С Машей же подружилась только глухая бабушка. Позвала в гости. Приглашение передала польская сиделка, так что бабушка может и не вспомнить, когда это она брякнула. Сиделка сказала, бабушка не только не боится славян, но даже ищет на старости острых ощущений.

В честь Маши приготовили ужин. Купили водку, чтобы было по-домашнему. Маша выпила первую рюмку. Потом вторую рюмку. А вишенки из рюмок есть не стала. Взрослые подумали девочка алкоголик, раз не закусывает. На всякий случай убрали бутылку. Пришлось запивать пивом. Маша говорит, ничего не изменилось. Жизнелюбивой она была и до этого ужина. Но вдруг заговорила по-польски. Сама удивилась, насколько владеет этим красивым языком. Главное вставлять побольше шипящих куда попало.
Время с трёх до одиннадцати пролетело незаметно. Старушка и сиделка полюбили Бродского. Маша же, из солидарности, стала недолюбливать голландцев.

Оставшаяся дома дочь Ляля (13), меж тем, бросила курить и материться. Я об этом расскажу в другой раз. И так много слов вышло.

ГОТОВИМ ПРИНЦА ИЗ ТОГО, ЧТО ЕСТЬ В ХОЛОДИЛЬНИКЕ.
pesen_net


Идеальный мужчина обычно состоит в браке с некрасивой подругой. И это лишь часть вселенской несправедливости. Вторая неприятность - чем больше вложено труда, тем вернее он сбежит.

В детстве женщины верят в принцев «под ключ», которые первыми олезут целоваться. В реальной жизни надо приходится лепить Франкенштейна из полуфабрикатов, валяющихся по углам на чужих свадьбах. Зато какой простор для творчества!

Не то чтобы все мужчины были плохи. Просто женщинам не жаль сил на их перевоспитание. На свете всё можно улучшить. Поменять в Версале занавески, осветлить Биг-Бен, перестелить кафель на Сан-Марко - вот лишь три известных мне проекта. Только эгоистка будет переделывать себя в мире, полном несовершенства.

Мужчина не любит перемен. Его устраивает и он сам, и жена, навек двадцатилетняя. Что в ней улучшать? Две ноги, две сиськи, это ли не формула совершенства?

На свой счёт мужчина заблуждается.Розги и электрошок из кого угодно сделают яркую индивидуальность. И пока ЮНЕСКО не охраняет нас от брака, мы делаемся всё лучше и лучше.

Женские журналы объясняют: борщ, скалка, истерики и дозированный секс выведут из любого педагогического тупика.
Ибо сказано:
Если муж рычит на маму, создайте ему рефлекс. Пусть мама приносит пиво. К третьему её визиту питомец будет тереться о ноги и поскуливать.

Если прячет по углам зарплату, аккуратно соберите оставленные кучки. Вместо них разложите иронические записки. Идею щедрости закрепите тапочкой по ушам. Обыски и шмон не прекращать. Покажите, что система сильнее.

Если смотрит на чужие зады, не надо сразу стерилизовать. Толстый, не игривый муж - моральная обуза. Попробуйте лошадиные шоры. Или шокер. Названия устройств почти одинаковые, значит и эффект будет сходным.

Молодые мужья ещё спорят, подбирают аргументы. Не понимают, что в диалоге побеждают быстрая речь и своевременные слёзы.
Например, считают мужья, шпица должен выгуливать тот, кто его приволок. Сказать такое вслух может только негодяй. Ему тут же припоминают жёванную мимозу на 8-е марта, отвергнутых ради него лётчика, моряка, трёх банкиров и молодость, проведённую на кухне. Муж хватает шпица и бежит гулять. И больше никогда не диспутирует.

Один хитрый полковник, 27 лет в браке, чтобы не проигрывать в спорах, выработал мигрень. Лишь завидев пылесос, он падает на диван. Страшная боль пронзает его военный лоб. Терапевт подтвердил болезнь. Выписал справку за тысячу пятьсот двадцать три рубля. Сумма не ровная, чтобы не выглядела взяткой. В справке обозначено: тишина, вино и чтение книг допустимы, пылесос и швабра запрещены. Лишь на время ужина полковник всплывает из мира страданий к семье и детям.
Это не простой путь. Для мигрени нужен художественный вкус, а лучше театральное училище. Ну и расходы на терапевта учтите.

Другой способ называется итальянская забастовка. Все указания надо выполнять быстро и бестолково. Мясорубку сломать, посуду уронить, вместо сметаны купить потолочные белила. Скотч-терьера при мытье утопить.
Имитировать бытовой идиотизм унизительно, придётся услышать обидные слова. Вас даже могут отхлестать мокрой тряпкой за чужие лужи. Но кормить не перестанут. И однажды оставят в покое - в холодной, совершенно отдельной постели.

Лично я изобрёл метод грубой лести. Выслушав долгую нотацию, говорю потрясённо:
- Какая же ты красивая!
Дальше важно не снижать градус. Скромность и чувство меры отбросить и даже выкорчевать.
Как же я счастлив, говорю, что ты выбрала меня! (Речь идёт о развешивании картин). До сих пор не верю, что дышу с тобой одним дымом от сгоревшей курицы. Спасибо небесам и бардовскому фестивалю, где мы повстречались впервые. Я хочу исполнить все твои фантазии, но сначала позволь налюбоваться тобой в этом боковом ракурсе, лёжа с дивана.

Моя воспитательница всякий раз теряется. Хочет ругаться, но не выдерживает, краснеет, бежит к зеркалу. Вертится там и потом уже не помнит, во что хотела меня переделать.

?

Log in

No account? Create an account